Частный детектив в Ростове-на-Дону, Ростовской области и Южном федеральном округе, Тайланде, Сингапуре, Гонконге, Лаосе, Камбодже, Вьетнаме, Китае, Малайзии, Японии
Вы здесь: Рассказы о работе детектива » ПОГОНЯ
Понедельник, 26 Окт 2020

ПОГОНЯ

E-mail Печать PDF

 

Случилось это в конце 80-х годов прошлого века, когда мы с моим другом, таким же, как я, бывшим милицейским разведчиком Васькой и бывшим разведчиком наружки КГБ Игорьком, создали второе на Дону охранно-сыскное предприятие «Альфа». Первое, сыскное бюро «Кодекс», в котором мы некоторое время работали детективами, стало нам «жать в плечах» и мы, объединившись с Игорьком, благодаря его чекистским связям, зарегистрировали свое. Законом эта сфера предпринимательской деятельности до 2002 года была совершенно не урегулирована и, благодаря царившей тогда в стране полной экономической свободе, когда «все, что прямо не запрещено законом - разрешено», мы творили в пределах Уголовного Кодекса все, что хотели. А иногда и за пределы выходили. Следили за подозреваемыми в неверности супругами, разыскивали скрывшихся мошенников, помогали вернуть долги, участвовали в разборках предпринимателей между собой и с бандитами, охраняли предприятия оригинальным способом: внедряли в группы расхитителей капиталистической собственности своих людей и, собрав достаточно информации, сдавали воришек ментам, либо разбирались с ними сами.

Однажды, в воскресный день, часов в 10 утра, мы с Игорьком, который был за рулем своей неприметной серенькой «копейки», возвращались с мероприятия, которое в просторечии называлось «опознание объекта» и заключалось в том, что заказчик незаметно показывал нам будущего объекта слежки. После этого, мы, некоторое время, обычно пару-тройку часов, «водили» объекта с тем, чтобы привыкнуть к его внешности, манере передвижения, прочувствовать его на «тонком» уровне, настроиться на него. После этого начинаешь чувствовать человека на уровне подсознания и узнаешь, даже, когда он выходит из адреса радикально переодевшись, например, сменив деловой костюм на неприхотливый рыбацкий прикид.

Познакомившись с объектом, мы освободились и решили заехать на Пролетарский рынок – купить что-нибудь домой. У рынка все было забито автомобилями, припарковаться было сложно. Игорек стал «моститься» поближе ко входу, надеясь все-таки внаглую где-нибудь приткнуться, как нам наперерез кинулись две молоденькие, симпатичные девчонки. Размахивая руками и вереща: «Дяденьки, помогите!» они всячески пытались привлечь наше внимание. Мы остановились и выскочили из машины с вопросом:

- Красавицы, что случилось?

- Дяденьки, помогите! Нас ограбили!

- Хто, бля?!

- Чурки! Да вот они, в машину садятся!

И показали на бежевую «Волгу» с краснодарскими номерами, в которую, как раз, садился последний пассажир – высокий поджарый парень, по виду - явный кавказец. Дверь салона захлопнулась, и «Волга» тронулась с места, не спеша лавируя среди щемящихся на парковку машин.

- Падайте на заднее сиденье! По дороге расскажете!

Девчонки мухой залетели в «копейку» а я скомандовал Игорьку:

- Бро, давай по-тихому за ними, пока не догоняй, выясним сначала, что да как?

Игорьку два раза повторять было не надо, и он, не спеша, «потащил» «Волгу» держась так, чтобы между нами было, по крайней мере, две посторонних машины.

А я приступил к выяснению ситуации путем опроса девиц.

Они же, всхлипывая, поведали нам печальную историю. Звать их Катя и Маша, они из Зверево, торгуют по выходным на Пролетарке барахлом – турецкими джинсами, майками и другими шмотками турецкого производства, которые сами закупают по дешевке на Новороссийской «толкучке». Торгуют в Ростове уже около месяца.

Сегодня, они еще сумки не успели распаковать, подкатила пара кавказцев, не молодые, вежливые, солидные, хорошо одетые, все в золоте, и предложили купить у них товар оптом, если конечно, в цене подвинутся. Девки обрадовались такому везению и предложение с восторгом одобрили. «Покупатели» тщательно осмотрели шмотки, долго торговались и, наконец, сошлись в цене, договорившись, что приедут за товаром в пол-десятого, тогда и рассчитаются. Забирали они все четыре имеющиеся у Кати и Маши сумки с товаром, включая сами сумки типа «мечта оккупанта», огромные, в красную клетку. Было это около семи часов утра. А, около десяти, кавказцы подъехали, один забрал товар, двумя рейсами перетаскав куда-то сумари, а второй в это время заговаривал незадачливым продавщицам зубы, договариваясь о будущих сделках, даже надиктовав список барахла, которое они возьмут наиболее охотно. Девки уши и развесили. Потом Гурам, старший из кавказцев, заговаривавший зубы, рассчитался, всучив две красивые обандероленные пачки денег, как он сказал: «Прямо из Госбанка!». Пачки были такие красивые, купюры новенькие, что девчонки промухали и не пересчитали деньги сразу. Гурам, тем временем, попрощавшись, юркнул в толпу. Когда же бандерольки все ж сорвали, оказалось, что обтягивали они две превосходные «куклы», набитые внутри цветной резанной бумагой для детского творчества. Несчастные обворованные торговки кинулись вслед за жуликами, но только успели увидеть, как те садятся в «Волгу».

Я спросил:

- А чего к нам кинулись? Ментов на рынке, что ли, нэма?!

Катя пискнула:

- Да толку от них!

А Маша добавила:

- У вас лица решительные!

Ответом я удовлетворился – у Игорька рожа вечно хмурая, бровки насуплены, как будто до сих пор за шпионами и изменниками гоняется, государственную безопасность блюдет. Что же касается меня – я вообще не вооруженным из дома не выхожу, а рожи вооруженных мужчин от невооруженных всегда заметно отличаются.

Игорек интересуется:

- А сколько жуликов всего?

-Штук пять! – Отвечает бойкая Маша - и все здоровые!

Субтильный Игорек забеспокоился:

- Борисыч, как же ты один с ними будешь?

Он не любитель рукопашных схваток, да я на него и не рассчитываю – чему его могли научить в КГБ-шной наружке?

- Драться с ними не будем, они ж к себе на хату едут. Установим адресок, да из Пролетарки ментов подтянем, есть у меня там пара хлопцев в уголовке!

А если «спалят» нас? – вопрошает предусмотрительный Игорек. В КГБ его, видать, научили, на каждый случай заранее план прикидывать. Не то, что у нас, ментов, все по распиздяйски!

- Разберусь, «кидалы» на дело оружие редко берут, даже гастролеры кавказские, а у меня, как всегда – нож и ствол! И «ксива» к тому же!

Это я о солиднейшем удостоверении «Международной ассоциации борьбы с наркоманией и наркобизнесом», которое смотрится намного солидней Игорьковой КГБ-шной серенькой пенсионной «ксивы». Эту прелесть я «замылил» на предыдущем месте работы. Хотя по юридической силе эта «ксива» ничуть не круче, чем удостоверение общества доноров или курсы кройки и шитья.

- Кстати, Игорек, а твой карабин не в багажнике, случайно? Ты ж на кабана намылился?

Игорек у нас охотник на крупную дичь и счастливый владелец 10 зарядного, полуавтоматического, нарезного армейского СКСа – предмета моей лютой зависти.

- Случайно - в багажнике!

- Ты тогда его издали, если что, засвети! Близко не подходи, отнимут, нахуй! Затвором, тока громче клацай!

Девки смотрят на нас с почтением и надеждой, поскуливая от нетерпения - отнять обратно спизженые шмотки.

 

Пока я инструктирую вооруженного и опасного Игорька, наблюдаемая «Волга», по Текучева, миновала мясокомбинат и стала на светофоре, мигая правым поворотником и пропуская транспортный поток - норовит свернуть в поселок за мясокомбинатом, где живут, преимущественно, его работяги, крадуны мяса в космических масштабах. Это я знаю от своего агента, внедренного на мясокомбинат. Он там ворует мясо вместе со всеми, попутно занося мне еженедельно списки крадунов, покрывающих их охранников, и мест выноса краденного мяса. И все довольны! Он, студент, уже себе напиздил на год вперед и не боится попасться – у меня с директором мясокомбината, корейцким шляхтичем Вовой Ханом все договорено. Он нам за информацию щедро платит.

- Так, девчонки! Щас прижмемся и быстренько валите из машины, дергаете отсюда и ждете на рынке, на своих торговых местах, ждете до упора. Если через два часа нас не будет – идете в Пролетарскую ментовку, в угрозыск, к Егорову – он сегодня дежурит. Это рядом с рынком. Все Егору рассказываете и делаете, что скажет.

- А отсосать скажет? – вкрадчиво вопрошает раскованная Машка.

- Это-как хотите, он, вообще-то, красавчик и большой шалун! Номера торговых мест? – Уточняю я.

- 48-49 – отвечают звонкие девчачьи голоса.

- Все! Выполнять! Брысь из машины, прошмандовки!

- Дурак!

Походу, мы уже подружились. Надо сближаться ещё.

Высаживаем девчат на обочине, а «Волга» с жуликами, тем временем, не спеша свернула в поселок и запетляла по его извилистым улочкам.

Нас теперь посторонние машины не прикрывают – мы телепаемся «на хвосте» у «Волги», отпустив ее метров на 50. Игорек начинает ёрзать:

- И сколько мы так будем щемиться?

- А чо делать? Ну отпусти их еще на «полтешок!» В этой Хурхуяновке они никуда не денутся!

Игорек отстает еще на 50 метров и машину с жуликами мы теперь видим только эпизодически. А что делать? Не упираться же им радиатором в багажник? А поселок-то пустой и мы болтаемся по нему, как гавно в проруби.

Так продолжается еще минут 15. Дело плохо! Если б они на адрес ехали, то уже б давно нас туда привели! А так, похоже, обратили на нас внимание и теперь проверяются, чтобы убедиться – слежка это или случайная машина. Если б на нашем месте была настоящая, милицейская «наружка», то объекта, скорее всего, бросили «ввиду явных проверочных действий». А то, не дай бог, спалишься и придется о расшифровке в Москву докладывать, драная жопа тогда лохмотьями повиснет. Если б были Игорьковы КГБ-шники, которые обычно пасут объекта здоровенной толпой, обложили б весь поселок машинами, навтыкали на каждом углу «пехотинцев» - хер от них сдернешь! А нам, бедным частным сыщикам – выкручивайся как можешь!

Наблюдаемые явно прибавили ходу – отрываются, что ли?

- Игореха, они съебывают! Догоняй и вцепляйся им прямо в жопу! А то уйдут – ищи их потом! Что мы девкам скажем? Телки-то перспективные!

Игорьку два раза повторять не надо – давит железку до пола, движок у него шестерочный, отрегулированный как часики, как раз под «наружку». И поревев чуть-чуть мотором и попрыгав по колдоёбинам, мы почти настигаем «Волгу», улепетывающую от нас во все лопатки. Она вдруг резко поворачивает направо, в сторону железнодорожного полотна.

- Там же тупик! – верещит Игорек, - я знаю!

- Тогда не гони, ехай потихонечку, вдруг там адрес!

Повернув вслед за «Волгой», мы видим, что она стоит, газуя, перед железнодорожной насыпью, развернувшись радиатором в нашу сторону.

- Так! Подъезжай к ним метров на тридцать и перегороди дорогу. А то съебутся!

Игорек мудро бурчит под нос:

- Не загоняй крысу в угол! А тут целая стая, блять, моторизованная!

- Не ссы, прапорщик, за машиной укройся и карабин засвети! Остальное я – сам!

Остановились метрах в двадцати от жуликов. Я, не спеша, вылез из машины и, расстегнув ветровку, чтобы видна была притороченная к брючному ремню оперативная кобура с газовым «Макаровым», заряженным запрещенными дробовыми патронами, допускающими стрельбу через перегородку в стволе газового пистолета, ушел вправо с линии стрельбы и, не спеша, вразвалочку, пошел к «Волге». Навстречу мне, с переднего пассажирского сиденья вылез высокий пожилой кавказец, совершенно седой, остриженный под «ёжика». Неожиданно он дружелюбно протянул мне навстречу раскрытую ладонь для рукопожатия.

- Здыравствуй, дарагой!

Произнесено это было с заметным, приятным кавказским акцентом и широкой дружеской улыбкой. Однако рука, украшенная вытатуированными перстнями, повисла в воздухе, хотя на улыбку горца я широко улыбнулся в ответ:

- Добрый день, попрошу всех выйти из автомашины и предъявить документы в развернутом виде!

При этом я вытащил из заднего кармана джинсов свою роскошную «ксиву», развернул и ткнул в морду кавказцу. Тот уставился на удостоверение, снабженное моей большой цветной фотографией и украшенное цветными красными оттисками печатей, радужными голографическими нашлепками и прочей хуйнёй. В «ксиве», крупным шрифтом, было напечатано: «Начальник розыскного отдела». Ксива должное впечатление произвела, но не таков был седой жулик, чтоб сдуться без кипиша:

- Эй, началник, што случилась? Мы што, правила нарушили? Так вазми штраф харощий и разбэжимся!

Тут я услышал позади звук открывающегося багажника и тут же, характерный лязг передергиваемого затвора. Игорек чо-то притормозил, да ладно – лучше поздно, чем никогда!

Жулик бросил ошеломленный взгляд мне за спину, лицо его помрачнело. Я рявкнул:

- Мозги не еби! Документы давай, а то на «пятнашку» у меня заедешь, с труболётами улицу мести!

- Ай, зачэм так гаваришь! – И седой протянул мне паспорт в солидной кожаной обложке, из которого торчала вложенная между страниц серо-зеленая бумажка, достоинства я не разглядел, небось «соточка».

- Деньги, нахуй, убери!

Купюра одним мгновенным движением длинных пальцев извлечена из паспорта и как по волшебству, исчезает из виду. Акопаян, бля! Наверняка – опытный фармазон!

Беру паспорт, открываю – Грузинская ССР, гор.Зугдиди. Абхазия, однако! Как не поймаешь грузинского кидалу, так он из Зугдиди! Абхазы, бля! Столица у кидал там, что ли?! Прописка, все как положено, признаков подделки не видно. Матуа Зураб Шалвович, 1953 года рождения. Судя по серии паспорта – ранее судим. Впрочем, это без всякого паспорта видно по наколотым на пальцах перстням.

 

Пятясь, делаю два шага назад и в сторону, вполоборота обращаюсь к Игорьку и громко диктую ему данные паспорта. Он, зажав приклад карабина подмышку, быстро записывает данные в свой блокнот. Или вид делает, что записывает.

- Так! – громким голосом рычу я – Я сказал: все нахуй из машины. Приготовить документы!

Седой командует что-то своим по грузински. Дверцы «Волги» раскрываются и оттуда начинает лезть народ: как на подбор высокие и крепкие на вид молодые кавказцы и один полный, пожилой, тоже весь седой, одетый в тонкую, явно дорогущую, кожаную куртку. На короткой жирной шее – рыжая цепура в палец толщиной с иконкой вместо креста. На запястье – часы из массивного золота с золотым же браслетом. Лезут за паспортами.

Вижу, что ни стрелять, ни кидаться на меня никто не собирается, незаметно перевожу дух. Игорек, полускрытый откинутым багажником, демонстративно высовывает ствол карабина.

- Началник, пылетка зачэм? – вопрошает Зураб – Чиво хочешь? Атпусти!

Надо ковать железо, пока горячо!

- Слушай сюда, Матуа! Пусть один возьмет сумки, что на рынке спиздили, и отнесет нам в машину, поставит на заднее сиденье! – кладу руку на кобуру.

- Харашо, дарагой, сичас! – отдает своим команду и один из парней, нагрузившись сумками, сразу четырьмя, пыхтя, как паровая дрезина, прет их к нашей «копейке».

- Игорек, принимай! На заднее сиденье!

Игорек распахивает дверцу и отходит метра на три от машины, держа карабин обеими руками. Выглядит он солидно, как шериф из вестерна. Только «стетсона» не хватает!

Сумконосец с трудом трамбует хабар на заднее сиденье и возвращается к своим. Я же контролирую оставшихся и Зураба, не выпуская его паспорта из рук.

Итак, вещи девчонок возвращены, осталось взыскать с жуликов – надо бить их по самому чувствительному месту – по карману. А вы подумали – по яйцам?!

Я выразительно смотрю на Зураба, поигрывая его паспортом:

- Хорошо, що вы – хлопцы понятливые! Штраф где?!

- Все нармально, началник!

Зураб протягивает мне обандероленную пачку купюр. Я надрываю бандероль и провожу пальцем по торцу пачки, проверяя банкноты внутри. Действительно, все ОК. Не кукла, однако! Убираю в карман. Пора, однако, расходиться! А то, глядишь, спохватятся, поймут, что разводим их, как лохов последних, тогда что делать? Не стреляться же с ними! Надо разрядить ситуацию и изящно из нее выйти. Переключаю внимание:

- Зураб! Зря вы на Пролетарский рынок поперлись – его Нахичеванские держат, это ж армяне, они ваших сильно не любят – обдерут, как липку, в лучшем случае! В общак, небось, не заносили?!

- Нэ заработали еще ничэго – с чэго занасит?!

- А смотрящего в известность поставили? Уважение оказали?

Молчит, только глазами сверкает! Спохватывается:

- Началник, а чего эта ты за абщак беспокоишься?

- Ничуть, мне общак – пох! Я просто в курсе дел, вот, обстановку тебе проясняю! Тут – город-папа, на ширмачка не канает! Так, что вам лучше валить из города, вы ж – залетные! Это сразу видно – номера на машине сочинские, города нихуя не знаете! У нас грузины – не особо! У нас армяне рулят! Воры в основном – армянские. Бандиты – тоже!

- Харашо, спасиба, что сказал! Но мы, все-таки, на авторынке крутанемся, да дальше поедем!

- За «спасибо» - ебут красиво! Ну смотрите, дело ваше, я предупредил!

На этом и расстались. Мы с Игорьком перевели дух. Руки у обоих дрожат, как после драки. Да ладно – хорошо все, что хорошо кончается! Приехали гастролеры пощипать ростовчан, да самих, в итоге, и ободрали! Может, на авторынке что ухватят, да и то – вряд ли. На авторынке братва тщательно следит за чужими и, если что, разбирается быстро и круто. Поехали обратно на Пролетарку – обрадовать девчонок. По дороге я брякнул с автомата однокласснику, торгующему на авторынке, и предупредил о возможных «гостях», не слишком желательных, дал номера и описание «Волги». Стоит ему сообщить хотя бы одному из рыночных контролеров, как чужакам окажут очень «теплый» прием без вазелина. Нехуй вообще в Ростове этим кидалам делать – от своих не продохнуть.

Девчонки терпеливо дожидались нас на своих торговых местах, с горя наливаясь кофе и пивом. Увидев нас с Игорьком, навьюченных ихними сумарями с визгом кинулись на шею, Машка, уже хапнувшая пивка, обслюнявила мне все табло! Я не остался в долгу и, по-хозяйски, от души потискал крепкую девичью задницу. Продавщицы с соседних торговых мест тоже не остались в стороне, а всячески выражая свою приязнь и одобрение. Поскольку до закрытия рынка оставалось немного, мы помогли девчатам сдать в камеру хранения вновь обретённое барахло, причем нам вручили в качестве гонорара по паре джинсов и несколько маек покрасивше. Хозяйственный Игорёк умудрился еще вымутить красивый льняной сарафан супружнице. После чего мы пригласили дам в кафе, неподалеку от рынка, где чудесно провели вечер, наливаясь кто – водовкой, кто – шампанским, после чего я отправился с девчонками к ним в гостиницу, а верный Игорек отправился домой, порадовать супругу обновкой и нечаянным заработком. На следующий день он приперся в шесть утра, осыпаемый хуями, растолкал меня, всучил бутылку теплого пива и запихал, полусонного, в машину. Мы поехали следить за объектом. К счастью, объект до полудня из адреса не выходил, так что я нормально продрых пол-смены на заднем сиденье нашей оперативной «копейки». С девчонками я еще пару раз встречался, один раз даже раскрутил их на «амур де труа». Но потом грянул очередной экономический кризис, доллар взлетел и торговля их в Ростове прекратилась. Они звонят мне до сих пор, консультируясь по разным скользким вопросам, хотя обе давно повыскакивали замуж и наплодили потомства.

 

Создание сайтов в Ростове-на-Дону, продвижение сайтов в Ростове-на-Дону
Создание и продвижение сайтов в Ростове-на-Дону WEB-студия Rostov-Design
Rambler's Top100