Частный детектив в Ростове-на-Дону, Ростовской области и Южном федеральном округе, Тайланде, Сингапуре, Гонконге, Лаосе, Камбодже, Вьетнаме, Китае, Малайзии, Японии
Вы здесь: Рассказы о работе детектива » Ковбойская малышка
Суббота, 31 Окт 2020

Ковбойская малышка

E-mail Печать PDF

 

Глава из книги Уоррена Олсона Записки тайского детектива

Знаете ли вы, как называется столица Таиланда? Бангкок? Вовсе нет! Сокращенное название этого города Крунгтхеп, а полное имя «Крунг Тхеп Маханакхон Амон Раттанакосин Махинтар Аюттхая Махадилок Пхоп Ноппарат Ратчатани Буриром Удомратчанивет Махасатан Амон Пиман Аватан Сатит Саккатхаттийя Витсанукам Прасит» состоит более чем из двадцати слов и внесено в Книгу рекордов Гиннесса как самое длинное в мире название города. Однако для туристов тайцы согласны говорить Бангкок — лишь бы иностранцы раскошеливались.

Туристы-новички (так называемые «перворазники») редко задерживаются надолго в Крунгтхепе, простите, в Бангкоке. Несколько достопримечательностей, пара дней — и вперед к морю, к лазурным волнам и белоснежным песчаным пляжам.

Те же фаранги, кто чуть поопытнее, нередко проводят весь свой отпуск именно в столице. Что влечет их сюда? Храмы, дворцы, каналы? Отнюдь. Конечно же, нет. В первую очередь — тайки.

В Бангкоке есть три самых известных среди туристов квартала «красных фонарей» — Патпонг, Нана и сои Ковбой. Разумеется, сами тайцы сюда за девочками не ходят — для них есть миллион более интересных мест. Например, улица Ратчадаписек — как вам пятизвездные десятиэтажные бордели, на парковке которых «мерседесы» смотрятся самыми дешевыми машинами? А как вам шот-тайм (пару часов) за пятьсот долларов? Вот в такие места и ходят богатые тайцы. Ну, а бедные туристы идут на Патпонг, в Нану или на сои Ковбой.

Кстати, знаете, почему это легендарное место названо в честь героев Дикого Запада? Все очень просто. В годы вьетнамской войны в Таиланде было много американских военных баз. Множество штатовских военных проводили здесь свои отпуска. Некоторым так понравилась Страна Улыбок, что они решили остаться.

Одним из таких военных был высокий негр из Алабамы по имени Чарли. Он решил остаться жить в Бангкоке и открыл здесь бар — на углу 21-й сойки (чаще ее называют сои Асок) и небольшого переулка, первого от Сукхумвита. Секрет успеха Чарли был прост — дешевое виски и красивые и доступные тайки. Слух о его заведении быстро разошелся среди солдат-американцев, клиенты повалили валом, и вскоре на том же переулке бары с девочками начали открываться один за другим.

Небольшая деталь — этот отставной вояка Чарли очень любил ковбойские шляпы и сапоги. В таком виде он и запомнился аборигенам, которые в его честь прозвали этот переулок сои Ковбой.

С тех пор прошло почти полвека. Сои Ковбой стала одной из главных достопримечательностей Бангкока. Самого Чарли уже нет в живых, но его крохотный деревянный бар так до сих пор стоит на углу сои Асок и сои Ковбой. Он закрыт, но выполняет роль своеобразного памятника.

К чему я все это рассказываю? Ах да, просто очередное расследование опять занесло меня на сои Ковбой.

☆☆☆

Основной заработок, так сказать, хлеб с маслом частного детектива в Бангкоке — это слежка за барными девочками. Часто складывается такое впечатление, что многие туристы оставляют свои мозги в бангкокском аэропорту в камере хранения в зале прибытия.

Посудите сами. Они разгуливают по кварталам «красных фонарей» Бангкока, Паттайи или Пхукета, а затем находят там Женщину Своей Мечты. Не больше и не меньше.

Любовь всей их жизни работает проституткой в баре, но они уверены что именно эта девочка — «особенная». «Она не такая, как все! Она действительно любит меня! Она никогда не хотела работать в баре, просто ее семья так сильно нуждалась, что ей пришлось…». Если бы каждый раз, когда я слышу этот бред, мне давали бы по доллару, я бы уже давно был миллионером.

Впрочем, у некоторых из этих влюбленных все же хватает здравомыслия попытаться проверить девушку своей мечты. И тогда они обращаются ко мне, скромному частному детективу из Бангкока.

☆☆☆

Пит Дербишир был учителем из Сиднея, одного из двух крупных городов Австралии. Он встретил любовь всей своей жизни, танцующей в одних трусах-стрингах вокруг блестящего шеста в известном гоу-гоу баре на сои Ковбой. Он снял Ной вначале на ночь, а потом заплатил бару за неделю и забрал ее с собой на море.

Затем они вместе съездили в ее родную провинцию Бурирам, что на северо-востоке страны, рядом с Камбоджей. Там Пит познакомился с родителями Ной и сделал ей предложение. Свадьба была назначена, сумма син сота (выкупа за невесту) в размере ста тысяч батов была оговорена. Кроме того, Пит предложил купить участок земли в родной деревне Ной. Там он запланировал построить дом для их будущей семьи. Словом, все было решено.

После этого Пит вернулся в Австралию, чтобы уволиться с работы и вообще уладить все свои дела. Однако, парень был неглуп, он читал в Интернете много историй про женитьбу фарангов на тайках, когда девушка в результате обманывала своего мужа-иностранца и забирала все деньги себе. Поэтому Пит решил на всякий случай проверить свою ненаглядную и обратился ко мне.

☆☆☆

Питу было где-то чуть меньше сорока, а Ной — двадцать два. Окей, это не такая уж большая разница в возрасте. Но вот что заставило меня действительно забеспокоиться — Ной продолжала работать в баре, когда австралиец улетел в свой Сидней.

Исходя из своего опыта, я тут же предположил худшее. Если кто-то пытается построить отношения с барной девочкой, то ему следует как можно скорее забрать ее из бара. Хотя не случайно существует поговорка: «Вы можете забрать девушку из бара, но вы никогда не сможете забрать бар из нее»…

Я высказал все, что думаю по этому поводу учителю из Австралии, но Пит был непоколебим: Ной обещала ему, что она не будет танцевать и ходить с клиентами. Она будет работать только как хостесс, то есть раскручивать клиентов на напитки. А в баре она хочет продолжать работать, потому что там все ее подружки, и ей одной будет слишком грустно ждать жениха в родной деревне в Бурираме.

В принципе, логика в этих словах была. Действительно, некоторые девушки в барах не ходят с клиентами, а только зарабатывают на комиссионных на дринках. Это возможно.

Пит также рассказал мне, что он звонит Ной каждый вечер, и она всегда отвечает ему. Ну да, ну да… А то мы не знаем!

Наверное, все завсегдатаи тайских баров много раз видели такую картину: вот девочка сидит на коленках у очередного клиента, затем у нее звонит телефон, она тут же бежит на улицу или в туалет и там нежно мурлычет в трубку: «Да, милый, конечно, милый, я дома, вот только выскочила на улицу купить сом-там. Конечно, я люблю тебя. Да, только тебя. Да, я скучаю по тебе. Целую, милый…».

Разубеждать Пита лично у меня не было ни малейшего желания. К тому же, слежка за барными девочками — это мой хлеб с маслом. Поэтому я просто объяснил австралийцу, что есть только один способ убедиться в верности его Ной — я должен прийти в бар и попробовать снять ее. Не раздумывая, Пит согласился оплатить мой гонорар в размере десяти тысяч батов и все расходы, которые я понесу при этой проверке.

Через два дня пришел банковский перевод от Пита и электронное письмо с фотографией Ной. Она была обычной барной девочкой: плохо покрашенные рыжие волосы, короткая черная футболка, обтягивающие голубые джинсы, слишком яркий макияж. Впрочем, бизнес есть бизнес, и в тот же вечер я отправился проверять ее.

На сои Ковбой я приехал очень рано — сразу после заката, чтобы не упустить девчонку. Ну, а вдруг ее какой-нибудь клиент снимет раньше меня?

В популярном баре Long Gun, где работала Ной, было практически пусто. Только какой-то один очень толстый фаранг методично напивался за барной стойкой. Рядом с ним то же самое делали примерно дюжина тайских девушек — без сомнения, за счет этого клиента.

Я уселся в темном уголке и заказал себе старый добрый Jack Daniel’s. Официантка, которая принесла стакан, была очень миловидной. Я покровительственно похлопал ее по заднице и предложил ей заказать себе любой напиток за мой счет.

Обрадованная девчонка моментально вернулась из бара с порцией того же Jack Daniel’s, чтобы чокнуться со мной. И тогда я решил сыграть с ней в мою любимую игру.

Суть игры очень проста: девочка пытается угадать, из какой я страны, а я пытаюсь угадать, из какой она провинции Таиланда. На самом деле, это не так сложно. Подавляющее большинство барных девочек приезжают на заработки из самого бедного региона страны — Исан (то есть северо-востока). Чаще всего, из провинций Корат, Удонтани или Конкхен. Если же девочка выглядит, как кхмерка, то, значит, она из провинций Бурирам, Сисакет или Сурин.

Так или иначе, но официантку я обыграл. Уже с третьей попытки я угадал, что она из Сурина. А девочка тем временем называла Германию, Англию и Америку. Наверное, я всегда буду выигрывать в эту игру — кто ж из тайцев знает о существовании такой страны как Новая Зеландия?

Чтобы утешить официантку, я купил ей еще одну порцию виски и еще одну двойную порцию себе. Затем я начал болтать о том, как много провинций в Таиланде, какие они все разные… В общем, быстро свел разговор на провинцию Бурирам. Я показал на одну из девочек рядом с барной стойкой и сказал, что она-то уж точно из Бурирама. Официантка возразила:

— Нет! Она из Удонтани. Вон те две леди из Бурирама! — она показала на двух девушек в углу бара.

Я решил изобразить пьяного сумасшедшего фаранга:

— Окей, я люблю всех девушек из Бурирама! Всем, кто из Бурирама — дринк за мой счет!

Моментально у моего столика собралось не менее десяти девочек. Сто процентов, что не все они были из Бурирама — например, у одной была почти белая кожа и круглое лицо, характерное для уроженки северных провинций. Но мне на это было наплевать — главное, что Ной тоже была среди этих девчонок.

Я жестом пригласил Ной сесть слева от меня. Еще одна девчонка из Бурирама села справа. Напитки у девушек кончились буквально за минуту, и я заказал еще раз всем по одной. Девушки довольно смеялись и говорили, что я настоящий красавец и вообще добрый человек.

Мы начали знакомиться. Оказалось, что я сижу между двумя «малышками»: соседку слева звали Ной, а справа — Лек. И то, и другое по-тайски значит «маленькая».

— О, мои две малышки! — громко провозгласил я, и все девочки дружно засмеялись.

Они смеялись не потому что я отмочил реально веселую шутку. Они так делали, потому что я покупал им всем напитки. А с каждого дринка от клиента девочка получает комиссионные — 30 батов. Все, что происходит в барах, упирается в деньги. Девочки знают это, я знаю это. Только такие недотепы-туристы как Пит еще сомневаются в этом.

Ной и Лек поглаживали меня по коленкам и соблазняюще улыбались. Они сообщили, что они родные сестры — один отец, одна мать — и что готовы вместе реализовать все мои эротические фантазии. «Две тысячи батов мне, две тысячи батов ей» — мурлыкала Ной, играя с молнией на моих джинсах.

На самом деле, девушки были ни капельки не похожи друг на друга. Вряд ли они приходились друг другу даже дальними родственницами. Просто они знали, что у многих белых мужчин есть фантазии о сексе с двумя сестрами, а еще они были уверены, что тупые белые обезьяны плохо различают азиатские лица.

Однако меня в тот момент интересовал не секс с двумя «сестренками», а моя работа. Продолжая изображать пьяного туриста, я поинтересовался у девчонок, есть ли у них бойфренды.

— Да, у меня есть бойфренд. Он из Австралии. Он меня очень любит. Я его тоже очень люблю. Мы хотим пожениться.

Но сейчас он далеко… — Ной немного расстегивала и обратно застегивала молнию на моих джинсах.

Я заказал еще по одной порции напитков всем девочкам за моим столом.

— Да, я всегда мечтал переспать с двумя сестрами…

Ной и Лек переглянулись:

— Нет проблем, две тысячи батов мне, две тысячи батов ей. Плюс бар-файн. Идем?

Я прикинулся уже не слегка выпившим, а сильно пьяным фарангом:

— Окей, но не сегодня. Я только что прилетел, я много выпил в самолете, я хочу спать. Давайте завтра. Ной, дай мне свой телефон. Я позвоню тебе завтра, и мы договоримся о встрече.

Разумеется, девушки были разочарованы. Однако номер своего мобильного Ной мне продиктовала, и они обе пообещали ждать меня завтра на том же месте в тот же час.

☆☆☆

Выйдя с сои Ковбой, я сразу зашел в Интернет-кафе, откуда настрочил отчет Питу. Я попросту изложил ему во всех подробностях все, что происходило в баре и добавил мобильный номер Ной в качестве подтверждения того, что я действительно разговаривал именно с ней.

Ответ от Пита пришел на следующее утро. Оказывается, он позвонил в тот же же вечер своей ненаглядной Ной. Та рассказала ему, что действительно работала в баре — продавала напитки клиентам. И что какой-то пьяный фаранг пытался склеить ее, но она отказалась. Разумеется, она никогда ни с каким клиентом больше не пойдет, ведь она любит Пита и хочет выйти замуж за него…

Судя по тону письма, Пит не верил мне. Он явно верил словам Ной.

Черт побери, этого я никогда не мог понять! Вначале клиент нанимает меня, чтобы получить информацию, а потом он не хочет верить добытым мной фактам. Или пытается убедить себя, что в эти факты не надо верить.

Я написал Питу ответный емейл. Я еще раз подтвердил ему, что его Ной несомненно была бы счастлива отправиться со мной на шот-тайм. И что единственный способ, которым я ему могу доказать ему это на все сто процентов — это действительно снять ее.

Пит позвонил мне через пару часов. Его голос был уже не столь уверенным. Да, конечно, он доверяет Ной, но может быть все же еще одна проверка не будет лишней… Короче, он согласился выслать мне еще десять тысяч батов гонорара и оплатить мои расходы за «проверку».

Мы договорились так — вечером я пойду в бар. Если мне удастся снять Ной, то мы с ней отправимся в ближайшую гостиницу. Оттуда, из номера я отправлю смску Питу, он перезвонит Ной и поинтересуется, какого, собственно, черта происходит.

Я был уверен на тысячу процентов, что Пит напрасно тратит свои деньги — разумеется, Ной неверна ему. Но я промолчал — клиент ведь всегда прав. Даже когда он неправ.

Банковский перевод пришел очень быстро, и в тот же вечер я опять направился на сои Ковбой, в Long Gun. Персонал встретил меня, как самого долгожданного гостя, а бармен налил двойной Jack Daniels еще до того, как я присел за столик.

Ной и Лек появились буквально через секунду. Они практически запрыгнули ко мне на коленки и с ходу продолжили свои вчерашние приставания.

Пара порций виски мне, по паре порций леди-дринков девушкам, слово за слово, и вот я уже оплачиваю бар-файн. Ближайший отель был буквально в пятидесяти метрах, на углу сои Асок и сои Ковбой. Еще четыреста батов, и номер в нашем распоряжении на два часа.

Изначально я планировал, что когда мы зайдем в комнату, девочки отправятся в душ, а я тем временем напишу смску Питу и потихоньку слиняю. Но вышло все не так.

Как только мы зашли в номер, Ной и Лек буквально накинулись на меня. Моментально стащив одежду с себя и с меня, они приступили к делу. О да, они были реально хороши! И явно много раз работали на пару. Я даже узнал пару новых трюков.

Минут через двадцать я уже лежал на постели, выжатый, как лимон, а девочки удалились в душ. Быстро настрочив смску Питу с названием отеля и номером комнаты, я еще проворнее натянул джинсы и рубашку и выскочил в коридор — мне совсем не хотелось присутствовать при, так сказать, семейных разборках.

Уже спускаясь по лестнице, я услышал, как звонит мобильный Ной.

☆☆☆

Это было элементарное, но все же успешное дело. И я решил отметить его вечером с моим старым верным другом Jack Daniel’s. Ну и как обычно впал в сентиментальные раздумья.

Каждый, кто завязывает отношения с барной девочкой, должен с самого начала понимать пару вещей.

Во-первых, если губы барной девочки движутся, значит, она врет. А если не движутся, значит, она придумывает, что бы соврать в следующий момент.

Во-вторых, девочки идут работать в бар только по одной единственной причине: деньги. Хрустящие банкноты. Наличные. И никаких других причин тут нет.

Они не танцуют голыми вокруг алюминиевого шеста в надежде встретить Прекрасного Рыцаря, который спасет их на белом коне. Они не раздвигают ноги по несколько раз в день перед каждым встречным в надежде найти таким образом любовь всей своей жизни. Они просто проститутки. Они всего лишь трахаются за деньги.

Если вы забираете девушку из бара и начинаете жить с ней, то вы должны знать, что всю оставшуюся жизнь вам придется так или иначе обеспечивать ее и ее семью. Ведь в ее сознании все сводится только к деньгам.

И еще один очень важный момент: вы никогда не сможете быть уверены, что она вам верна. Для барной девочки это как инстинкт — спать за деньги. Или за что-то еще материальное. Она обязательно будет изменять вам. Может, не сразу, но когда-нибудь — непременно.

Как говорится: думайте сами, решайте сами.

 

https://thaiportal.ru/zapiski-tayskogo-detektiva-kovboyskaya-malyishka/

Создание сайтов в Ростове-на-Дону, продвижение сайтов в Ростове-на-Дону
Создание и продвижение сайтов в Ростове-на-Дону WEB-студия Rostov-Design
Rambler's Top100