Частный детектив в Ростове-на-Дону, Ростовской области и Южном федеральном округе, Тайланде, Сингапуре, Гонконге, Лаосе, Камбодже, Вьетнаме, Китае, Малайзии, Японии
Вы здесь: Рассказы о работе детектива » Ложь и верность в Паттайе
Воскресенье, 31 Май 2020

Ложь и верность в Паттайе

E-mail Печать PDF

Глава из книги Уоррена Олсона Записки тайского детектива

Если честно — я не люблю Паттайю. Я уже давно живу в Бангкоке, и мне здесь нравится. Мне по душе энергетика этого пятнадцатимиллионного мегаполиса. А вот Паттайя — она для туристов.

Причем добрая половина из них — это так называемые «секс-туристы»: иностранцы, которые приезжают не за морем, пляжем, СПА или массажем, а за дешевым сексом с азиатскими красавицами. Любой толстый урод шестидесяти лет, которому на родине вообще не светит женской ласки, здесь благодаря сотне долларов в кармане превращается в Прекрасного рыцаря и объект девичьих воздыханий.

Неудивительно, что многие туристы так или иначе завязывают отношения с девочками из баров. Потом они начинают подозревать, что их обманывают, и обращаются к вашему покорному слуге — бангкокскому частному детективу. Вот почему хоть я и не люблю Паттайю, но часто езжу туда, чтобы провести очередное расследование.

Честно говоря, это легкие деньги. Правило номер один относительно барных девочек звучит так: если ее губы двигаются, значит, она врет. Правило номер два: если ее губы не двигаются, значит, она придумывает следующую ложь.

Раз за разом я постоянно слышу от своих клиентов: «Моя девочка другая», «Эта девушка особенная», «Она действительно любит меня», «Она никогда не хотела работать в баре, ее вынудили обстоятельства». Я не спорю, ведь правило номер один частного детектива гласит: клиент всегда прав. Даже когда он не прав. Поэтому я просто называю цену своих услуг, а потом еду в Паттайю.

За последние годы я провел там больше трехсот расследований, связанных с барными девочками. И сколько из них оказались честными по отношению к своему иностранному спонсору? Дайте мне подумать.

Ээээ… Ни одна. Ноль. Я же говорю — легкие деньги. Хотя не совсем — всегда есть риск, что барная девочка вычислит, что это именно я рассказал ее спонсору о ее неверности. И тогда она может отомстить, наняв каких-нибудь головорезов.

Так или иначе, сейчас я направлялся по скоростному шоссе в этот город-герой-сексуальной-славы, и настроение у меня было самое что ни на есть отличное. Причин тому было две.

Во-первых, я ехал в Паттайю, чтобы провести сразу два расследования. А это означало, что я обоим клиентам выставлю счета за аренду машины, за номер в гостинице, да и собственно за мои услуги. В общем, меня ждал двойной заработок. Вторая причина состояла в том, что ни одно из моих нынешних дел не было связано с барными девочками.

☆☆☆

Первое дело было связано с англичанином по имени Ронни. Он работал на крупную нефтяную компанию в Малайзии, и у него была жена-тайка по имени Градай. Когда-то раньше она работала в Паттайе в салоне красоты, потом они поженились и уехали жить в Малайзию. Но в Таиланде они решили построить для себя дом. Наблюдать за стройкой поехала Градай. Однако строительство подозрительно затянулось, и Ронни предполагал, что жена может обманывать его.

Вторым клиентом была молодая женщина из Сингапура по имени Синди (она три раза по буквам повторила мне свое имя — видимо, оно так важно для нее), которая хотела узнать, почему ее муж так часто ездит в Паттайю.

Как только Синди сказала мне название отеля, где останавливается ее муж, я сразу же все понял. Penthouse Hotel — это известное пристанище секс-туристов. Там не просто разрешено свободно приводить девушек в номер, там это чуть ли не обязанность постояльцев. Синди достаточно было заглянуть на сайт гостиницы, чтобы догадаться обо всем самой.

Как только оба заказчика перевели мне аванс, я арендовал неприметную «тойоту» и направился в Паттайю, где поселился, разумеется, в том самом Penthouse Hotel.

☆☆☆

Поиски Мистера Сингапур у меня заняли секунд двадцать. Дело в том, что в этой гостинице есть кабельный канал, который круглосуточно транслирует изображение камеры, установленной в баре отеля. Таким образом, можно даже не вставая с постели выбрать красотку из бара, а потом по телефону заказать ее в номер. Удобная штука, не правда ли?

Именно по этому кабельному каналу я и увидел сингапурского парня. Он сидел в баре вместе со своим приятелем — Синди мне его тоже описала — и смотрел на танцующих девушек.

Я принял душ, надел джинсы и свежую рубашку и направился вниз, в бар. К этому времени Мистер Сингапур уже переместился за бильярдный стол, где играл сразу с пятью симпатичными девчонками, которые пили виски с колой просто с умопомрачительной скоростью — очевидно, что не они будут платить по счету.

Я сел в баре, улыбнулся одной из тамошних девчонок и прежде, чем вы успеете сказать «Я только что с самолета», она уже сидела рядом со мной и интенсивно поглаживала меня по бедру, забираясь все выше и выше.

Девочку звали Ду, у нее были длинные волосы и большая грудь — явно силикон. Она сказала, что работает в баре всего две недели. Однако татуировка со скорпионом на плече и толстая золотая цепочка на запястье подсказывали мне, что на самом деле она в этом бизнесе уже не первый год.

Так или иначе, я предложил ей заказать себе выпить, что она захочет — девушка выбрала Heineken — и Jack Daniel’s с колой для меня. Спустя три бокала я уже знал все о Мистере Сингапур. Он постоянный клиент в этом отеле, приезжает сюда на неделю примерно раз в три месяца.

Ду даже и не поняла, что она только что фактически призналась, что работает в баре далеко не две недели. Это очень типично для барных девочек. Про них часто говорят: хитрая, как лиса, но тупая, как аквариумная рыбка.

Ду начала было уговаривать меня взять ее к себе в номер на шот-тайм, но у меня были другие планы. Я сказал, что у меня только что выскочил герпес, так что я сейчас наверняка заразный. Девочку тут же как ветром сдуло. И это дало мне возможность заняться сингапурским клиентом — я предложил ему партию в бильярд.

За игрой мы постепенно разговорились. Он оказался приятным парнем по имени Алан. У него был свой довольно успешный бизнес в Сингапуре — он занимался организацией туров на гольф-курорты в Юго-Восточной Азии. Ему нравится приезжать в Паттайю ненадолго, чтобы развлечься — в Сингапуре с этим сложно, да и дороже в десять раз. Через пару часов игры в бильярд и совместной выпивки у меня уже была его визитка и приглашение навестить его в Сингапуре.

Алан не предпринимал никаких попыток взять себе девочку, поэтому, выждав еще часик, я попрощался с ним и покинул отель. В ближайшем интернет-кафе я написал предварительный отчет для Синди. Я долго думал над каждым словом и старался подбираться максимально аккуратные выражения.

Дело в том, что мне искренне понравился Алан. И он не делал ничего плохого. Я ж не поймал его с любовницей или любовником. Он просто играл в бильярд со своим приятелем и несколькими красивыми девушками. Мужик просто выпускал пар, просто отдыхал.

В общем, я написал Синди, что видел ее мужа и что тот играл в бильярд с несколькими девушками, но ничего предосудительного в его поведении не было. Но я все равно чувствовал себя крысой, когда нажимал на кнопку «Отправить»…

☆☆☆

Уже стемнело, и было пора переходить ко второму делу.

Ронни был женат уже десять лет. Раньше он работал в Таиланде, но лет пять назад переехал в Куала-Лумпур вместе с женой-тайкой и их сыном. Он занимал большую должность в международной нефтяной корпорации. В Малайзии компания предоставила им большой дом, оплачивала дорогую частную школу для сына, няньку, садовника, шофера и т.п. Словом, жизнь удалась.

Однако Градай — так звали жену — скучала по Таиланду. Они решили купить в Паттайе участок земли и построить там дом — потому что все равно после выхода Ронни на пенсию собирались вернуться в Страну Улыбок.

Градай уехала в Паттайю контролировать строительство дома, а Ронни раз в несколько месяцев прилетал навестить ее. Первый год стройка шла довольно бодро, но в последнее время процесс явно затормозился. К тому же Градай начала говорить мужу о своем желании открыть ресторан и основать собственную поп-группу. Все это навело Ронни на грустные размышления, и он обратился ко мне.

Ронни выслал мне карту с указанием их земельного участка на окраине Паттайи. Я быстро нашел его и так же быстро понял, что стройка уже давно заморожена. На участке стояла бетонная коробка будущего дома, но она уже порядком заросла травой и лианами. Ни крыши, ни дверей, ни окон еще не было. Рядом была выкопана прямоугольная яма — очевидно, под бассейн.

На участке или рядом не было никакого строительного оборудования — ни бетономешалок, ничего подобного. По графику, который архитектор высылал Ронни, строительство дома должно быть завершено через два месяца. Хоть я и не строитель, но мне было очевидно, что это абсолютно нереально.

Я сделал несколько снимков замороженной стройки с помощью своей верной «цифромыльницы», а затем заметил старика, который кормил выводок куриц на соседнем участке. Рассказал ему байку, что, мол, мне нравится, как выглядит дом и что я хочу построить себе похожий — мол, не знает ли он совершенно случайно, кто строители.

Старик купился на мою историю и рассказал все, что знал. Некая богатая тайская леди строила этот дом. Но потом она сказала, чтобы строители здесь работы прекратили, а вместо этого начали возведение ресторана на второй сойке Южной дороги. Старик также дал мне имя и телефон бригадира — оказалось, что тот раз в месяц заезжает и дает ему пару сотен батов, чтобы старик присматривал за стройкой.

Удачный день — я вполне продвинулся в расследовании обоих дел и явно заслужил несколько бокалов моего любимого Jack Daniels.

Вернувшись в отель, я снова застал в баре всю ту же веселую компанию — Мистера Сингапур и стайку красоток, которые откровенно напивались за его счет. Мы приятельски поздоровались и приступили к бильярду и виски.

Бар закрывался в час ночи, поэтому Алан предложил переместиться в ресторан при отеле, который работал круглосуточно. Он также сказал, что девочки чуть позже присоединятся к нам и что нам не нужно платить за них бар-файн. Если учесть, что мы уже потратили на их выпивку порядка десяти тысяч батов, то мне не показалось, что мы особенно сэкономили.

Так или иначе, через час Алан, его приятель, я и десяток красоток уже сидели в ресторане. И опять начались все эти трюки: девчонки гладили нас по бедру, трясли грудью, медленно облизывали губы… Пару раз я отлучался в туалет и сумел сделать несколько кадров Алана с барными девушками.

Затем парни неожиданно выбрали каждый себе по девушке, распрощались с остальными и пошли к лифту. Алан успел на прощание подмигнуть мне в сторону оставшихся девушек, но мне было не до них — я чувствовал себя очень, очень хреново. Я знал, что должен буду сообщить все его жене.

Оставшиеся девочки переключили все свое внимание на меня, но тут внезапно появилась Ду и что-то зашептала им. Она явно сообщала о моем мнимом герпесе, потому что уже через пять минут я допивал свой Jack Daniel’s в гордом одиночестве.

Прежде чем лечь спать, я отослал Синди по электронной почте фотографии ее мужа с тайскими девушками. Мне было реально жаль Алана, и я постарался максимально убедительно объяснить Синди, что ее муж просто немного развлекается, выпускает пар и что тут нет ничего серьезного. У Алана явно нет постоянной любовницы или подружки в Паттайе. Он просто иногда развлекается с барными девочками, и насколько я знаю, 99% мужчин в Таиланде поступают именно так — как холостые, так и женатые. Это ж просто природа, не так ли?

Когда я отправлял емейл Синди, я чувствовал, что она не воспримет мои аргументы…

На следующее утро я позавтракал в отеле и направился на Южную дорогу, на вторую сойку. Это был не самый приятный райончик, даже по меркам Паттайи. Здесь явно в основном жили тайские пролетарии. Я нашел уличную харчевню и заказал себе «као ман гай» — рис с вареной курицей и чашкой бульона. Поверьте, на вкус это намного лучше, чем на слух.

Я не был голоден, но владельцы таких уличных забегаловок — один из лучших источников информации о своем квартале. Эту харчевню держала пожилая семейная пара из провинции Каласин. Старики хорошо знали новое тайское кабаре, которое недавно открылось чуть дальше по сойке. Сами они, конечно, туда не ходили, но громкая музыка из заведения разносилась каждый вечер по всей округе. «Не очень-то они умеют петь — подмигнул мне старик, — Даже собаки на луну и то получше воют».

Расплатившись за рис с курицей, я направился дальше пешком по сойке в поисках этого кабаре. Небольшая стая уличных собак удивленно следила за мной, недоумевая, какого черта фаранг делает на их территории.

Уличные собаки в Таиланде вообще довольно странные животные. Как и у самих тайцев, у них покладистый характер — пока ты не заденешь их. Тогда они приходят в ярость.

А в остальное время они не делают вообще ничего. Они могут спать прямо посередине проезжей части на оживленной улице. Они не ходят и не ищут себе пропитание. Всегда найдется какая-нибудь добрая душа, которая подкормит их объедками со своей кухни. В общем, Господь да ниспошлет. Вернее, Будда.

Думаю, что если бы собакам дали возможность выбора, то они бы предпочли буддизм, а не христианство, ислам или иудаизм. Ну, вы понимаете — вера в перерождение после смерти. Пусть сейчас я драный уличный пес, зато в следующей жизни могу оказаться генералом или хозяином массажного салона.

Можете назвать меня старым сентиментальным дураком, но временами я думаю, что в прошлой жизни я был уличной собакой где-то в Таиланде. И только одно мне не понятно — с тех пор я улучшил свою карму или наоборот?

Большой плакат, нарисованный от руки, указывал на новое кабаре. Вывеска гласила, что здесь находится «Кабаре и пивной бар Градай», в котором выступают знаменитые «Звезды Исана».

За воротами была обширная площадка, усыпанная гравием, с двадцатью деревянными столами и небольшой сценой. Крыши не было, так что заведение явно работало только при хорошей погоде.

Еще внутри были рекламные плакаты, предлагающие пиво Chang (дешевое пойло для строительных рабочих и самых жадных туристов). На большом постере была фотография женщины среднего возраста, сжимающей в руке огромный микрофон. На заднем плане плаката была видна группа музыкантов в ковбойских шляпах. Очевидно, это и были Градай и «Звезды Исана». Исан, кстати, если кто не знает, это самый бедный регион Таиланда, находящийся на северо-востоке страны. Подавляющее большинство девочек и мальчиков нетяжелого поведения, работающих в барах Паттайи и Бангкока, родом именно оттуда.

Ни единой живой души в кабаре не было, поэтому я вернулся в Penthouse Hotel, где выпил несколько порций Jack Daniels и сыграл пару партий в бильярд с Аланом. У него было прекрасное настроение, так что, очевидно, Синди еще не выходила на связь.

☆☆☆

В кабаре Градай я вернулся вечером, сразу после заката. Какой-то парень протирал там столики, и я рассказал ему историю, что хочу организовать в их заведении вечеринку в честь дня рождения своей тайской жены. Он дал мне мобильный телефон миссис Градай.

«Она живет на Джомтьене в роскошных апартаментах со своим партнером» — добавил парень — «Он офицер полиции». Мда, похоже, что Ронни сильно не повезло…

Я позвонил Градай и на плохом тайском начал объяснять ей про вечеринку по случаю дня рождения моей вымышленной тайской жены. Очень быстро выяснилось, что леди отлично владеет английским языком, и мы перешли на него. Она предложила встретиться, чтобы обсудить детали планируемой вечеринки. Я предложил подъехать к ней на Джомтьен, и она согласилась.

Ехать было недалеко, поэтому в вестибюле апартаментов мы появились одновременно. Градай было чуть меньше сорока лет, и она явно потратила часть денег своего мужа на пластические операции — в частности, на грудь и нос. Одета дамочка была в рубашку Versace и джинсы Gucci, а на голове у нее были солнцезащитные очки Ray-Ban. Здороваясь, она пожала мне руку — у нее на каждом пальце было по внушительному кольцу.

Градай оказалась разговорчивой особой, поэтому минут через двадцать я уже знал про нее кучу информации. Да, она была замужем за англичанином, но он все время слишком занят своей работой и вообще не понимает ее. А ведь она — певица! Она всю жизнь мечтала о своей группе и своем ресторане и вот наконец недавно открыла кабаре. Пока бизнес идет вяло, но Градай сказала, что уверена в успехе кабаре. Ее группа, «Звезды Исана» станут настоящими звездами…

Словесную Ниагару прервал телефонный звонок. Градай достала из сумочки навороченную модель Nokia и ответила. Она говорила тихо и прикрывала рот ладонью, но я понял, что она разговаривает со своим тайским бойфрендом.

— Ваш муж? — спросил я, когда она убирала телефон.

— Нет, мой бойфренд.

— Он, наверное, тоже выступает в вашей группе?

— Нет, он полицейский здесь, на Джомтьене. Но он любит петь.

Я дал Градай свой мобильный номер (эту сим-карту я собирался выбросить завтра же) и договорился, что приду вечером в ее кабаре.

По пути в отель я заскочил в интернет-кафе, чтобы отправить отчет Ронни. К письму я присоединил фотографии незавершенного дома и построенного кабаре. Также упомянул про любовника-полицейского.

Я не люблю сообщать людям плохие новости, но чем скорее Ронни узнает обо всем, тем ему же будет лучше. Эта Градай самым наглым образом использует его, высасывая из него все соки.

Было очевидно, что Ронни крепко влип. Тайское правосудие, разумеется, больше думает о тайцах, чем об иностранцах. А если учесть, что любовник Градай — это офицер полиции, то англичанину нужно проявлять максимум осторожности. Или он рискует попасть в газетную криминальную хронику в категорию «самоубийство».

Знаете, в Паттайе такие «самоубийства» случаются довольно часто. Почти каждую неделю находят какого-нибудь небедного иностранца в его номере или квартире с полиэтиленовым пакетом на голове и связанными за спиной руками. «Самоубийство» — пишет в отчете полиция. Правда, я ни разу не слышал, чтобы хоть еще в одной стране мира люди кончали с жизнью таким экстравагантным способом.

Или другой вариант: иностранца находят разбившимся у подножия одного из здешних небоскребов. Опять самоубийство. Хотя в карманах «самоубийцы» нет бумажника, отсутствуют его часы и мобильник, а в его квартире или гостиничном номере пропали все ценности.

В общем, Ронни нужно быть очень осторожным.

☆☆☆

В гостинице я принял душ и побрился. Я чувствовал себя довольным — в рекордные сроки оба расследования были фактически завершены. На радостях налил себе полный стакан старого доброго Jack Daniels и уселся перед телевизором.

Телеканалы не радовали — местный футбол, тупые тайские сериалы, еще более тупые тайские якобы комедийные шоу. Все как всегда. И тут я дощелкал до канала с камерой из отельного бара.

Алан сидел там, обхватив голову руками. Его приятель стоял рядом, похлопывал его по плечу и говорил явно что-то ободряющее. Алан был в очевидном шоке. Судя по всему, Синди прочитала мой отчет и позвонила мужу.

У меня даже мелькнула мысль спуститься в бар и угостить Алана несколькими бокалами пива или чего-нибудь покрепче. Но потом я сообразил, что Алан запросто сможет сложить два и два и понять, кто именно настучал на него жене. Драться с двумя здоровыми сингапурскими парнями в мои планы никак не входило, поэтому в бар я не пошел.

Вид убитого горем Алана резко испортил мне настроение. Я перестал гордиться тем, как удачно и быстро расследовал оба этих паттайских дела.

Да, я частный детектив. Да, я сделал свою работу профессионально. Но удовольствие от этого куда-то улетучилось.

Алан ведь не сделал ничего особо плохого. Девяносто девять процентов мужчин в Азии имеют постоянных или временных любовниц или время от времени развлекаются с девочками в караоке, массажных салонах или барах. Мне было искренне жаль Алана, и я надеялся, что Синди ограничится скандалом на несколько недель, а не натравит на мужа сингапурских бракоразводных адвокатов.

Оставаться в номере было тоскливо, идти в бар внизу отеля — неразумно. Поэтому я вышел на пляж и провел там пару часов с неизменным Jack Daniel’s. Ну и, конечно же, с юной красоткой с роскошными волосами до попы, которая поглаживала меня по бедру, массировала плечи и говорила, какой я красавец. Это, знаете ли, один из лучших способов вернуть себе бодрость духа.

Примерно после десяти вечера я направился в кабаре Градай. В принципе, всю необходимую информацию я уже получил, но Ронни заплатил мне за три дня работы, поэтому я решил, что будет справедливо, если я хотя бы еще разок наведаюсь в заведение его жены и, по крайней мере, лично оценю уровень «Звезд Исана». Ну и вдруг какие-то дополнительные детали всплывут.

Кабаре было наполовину пустым. Или наполовину полным — зависит от вашей точки зрения. Публику составляли тайские работяги, которые пили дешевый Chang или еще более дешевую самогонку, которую тут называют тайским виски.

На сцене два клоуна пытались показывать какие-то абсолютно несмешные трюки. Казалось, что персонала в заведении больше, чем клиентов.

Вряд ли этот «бизнес» проживет больше, чем несколько месяцев — подумалось мне. Кабаре явно жило за счет денег Ронни, а до окупаемости ему было, как раком до Луны.

Градай и ее «звезды» появились на сцене прямо перед полуночью. На ней было очень много косметики и слишком обтягивающее красное платье, которое ярко выделяло ее силиконовую грудь. Музыканты были в джинсах, джинсовых рубашках и ковбойских шляпах. Играли они, кстати, неплохо.

Но вот вокалистка… Старик из уличной харчевни был прав — собаки на луну и то воют мелодичнее, чем «поет» жена Ронни.

Через полчасика Градай обратилась со сцены к посетителям и спросила, не хочет ли кто-нибудь заказать песню. У меня была идея попросить ее спеть Over The Hills And Far Away, но я подумал, что Градай не оценит шутку. Поэтому я заказал популярную тайскую любовную балладу «Хыа Чай Крадат». В ней от лица мужчины поется о том, что тайские женщины вечно разбивают сердце мужикам, используют их, а потом выбрасывают на помойку.

Скорее всего, Градай не поняла, почему я заказал именно эту песню. Но в ней говорилось именно о том, как она поступила с Ронни. Она обманывала своего мужа, она воровала у него деньги и даже фактически бросила своего сына. Женщина не может так поступать.

Я понимаю, когда барные девочки обманывают клиентов и выманивают у них деньги. Это их работа, это их бизнес. Все знают правила этой игры.

Но Градай была женой Ронни, она была матерью их сына. Ей не нужно было врать и воровать — у нее все было. Он заботился о ней, у нее была куча денег, его денег. Если она разлюбила его и решила развестись — она могла просто развестись и получить при этом еще кучу денег. Но она предпочла обманывать и воровать у своего мужа и своего сына.

Я поднял бокал с пивом и улыбнулся Градай, когда песня закончилась. Она улыбнулась в ответ и помахала мне рукой, на каждом пальце которой было по большому кольцу. Кольцу, купленному на деньги Ронни.

Спустя несколько дней я получил электронное письмо от Ронни. Он разводился с Градай. Она заявила, что он может оставить себе их сына, а она оставит себе кабаре и наполовину построенный дом в Паттайе.

В тот же день пришел емейл и от Синди. Она начала бракоразводный процесс с Аланом и благодарила меня за помощь.

Вопреки своим обычаям, я решил написать ей еще раз. Я опять попытался убедить ее дать еще один шанс Алану. Я писал, что он хороший человек и всего лишь пытался немного развлечься. Что все эти девочки ничего не значат для него…

Синди не стала мне отвечать.

☆☆☆

Я не знаю, что случилось потом с кабаре, но ни Градай, ни «Звезд Исана» я так и не увидел в тайских хит-парадах. Впрочем, я не сильно расстраиваюсь по этому поводу.

Зато иногда по вечерам, в компании со старым верным Jack Daniel’s, я вспоминаю Алана. И в эти минуты я всерьез задумываюсь, всегда ли нужно проявлять профессионализм.

https://thaiportal.ru/zapiski-tayskogo-detektiva-lozh-i-vernost-v-pattaye/

Создание сайтов в Ростове-на-Дону, продвижение сайтов в Ростове-на-Дону
Создание и продвижение сайтов в Ростове-на-Дону WEB-студия Rostov-Design
Rambler's Top100