Частный детектив в Ростове-на-Дону, Ростовской области и Южном федеральном округе, Тайланде, Сингапуре, Гонконге, Лаосе, Камбодже, Вьетнаме, Китае, Малайзии, Японии
Вы здесь: Рассказы о работе детектива » Украинское дело
Пятница, 23 Окт 2020

Украинское дело

E-mail Печать PDF

Глава из книги Уоррена Олсона Записки тайского детектива

Когда я только начинал работать частным детективом, мне в основном приходилось следить за проститутками. Заказы приходили от секс-туристов, которые влюблялись в какую-нибудь девочку из бара и просили меня проследить за ней.

Все вы знаете эту стандартную историю: турист влюбляется в девчонку из соседнего бара и хочет, чтобы она была его личной собственностью. Он предлагает ей ежемесячно высылать деньги из-за границы, если она завяжет с проституцией и будет ждать только его. Она, разумеется, соглашается и начинает изображать из себя пай-девочку.

Само собой, что в 999 из 1000 случаев оказывается, что эти барные девочки не упускают ни единой возможности переспать с любым, кто готов заплатить. А мне остается только проследить за этим. Вот и весь мой бизнес: клиент получает доказательства неверности своей почти-что-невесты, а я получаю свой гонорар.

Для меня это несложная, но изматывающая и нудная работа. Я хотел расширить круг клиентов и поэтому нанял одного «ботаника» из России, из заснеженного Хабаровска, который за 150 долларов сделал мне довольно красивый веб-сайт.

«Когда Вы на родине — Ваша подружка верна Вам?» — такой слоган родился в моей голове на середине второй бутылки «Санг Сома». Да, не многие иностранцы ценят этот тайский ром, но в данном случае он сработал. Буквально через два дня после запуска сайта мне пришел первый заказ по емейлу.

☆☆☆

В Таиланде есть сотни частных детективных агентств. Но там работают тайцы, а иностранцы зачастую не очень-то склонны доверять им. Плюс языковой барьер. А детективов-фарангов очень мало, нас можно пересчитать по пальцам одной руки. Поэтому неудивительно, что клиенты обращаются именно ко мне.

А еще — продолжу хвастаться! — я первым заказал для своего сайта несколько версий на разных языках: английском, немецком и, конечно же, русском. В последние годы русских в Таиланде, особенно в Паттайе, стало больше, чем всех остальных туристов, так что это очень перспективный рынок.

Вот и этот первый в моей жизни Интернет-заказ был на русском языке. К счастью, у меня есть русский приятель Алекс, и он помог мне перевести письмо на привычный английский. Да и в дальнейшем в общении с русскими клиентами он мне постоянно помогал — к сожалению для них, русские обычно плохо знают английский. Само собой, я проставлялся Алексу бутылкой «Блэк Лейбл» с каждого заказа.

☆☆☆

Письмо пришло от женщины по имени Оксана. Она написала, что родом с Украины, а точнее из Крыма, еще точнее, из Ялты. Я никогда не был на Украине, но пару раз пробовал охренительно вкусные вина из Массандры, так что помочь этой женщине был просто моим долгом!

Итак, Оксана из Ялты. Ее муж уже три недели как был в Таиланде. Он — художник. Уехал «писать натуру». Однако у Оксаны начали возникать подозрения: насчет того, какой именно тайской натурой мог увлечься ее муж.

У нее не было никаких доказательств — только женская интуиция. Что ж, для меня этого вполне достаточно, особенно с учетом того, что она сразу выслала мне банковским переводом 30 тысяч тайских бат в качестве задатка. Тридцать тысяч — это хороший аргумент в защиту любой интуиции, даже женской.

Муж, обладатель классического русского имени Степан, был художником и путешествовал по северу Таиланда в поисках лучших пейзажей. Его перевалочной базой служил некий маленький отельчик в Чиангмае, который держал его знакомый из Германии. Однако у Оксаны не было ни имени друга, ни названия гостиницы, ни ее адреса. Все, что она знала, сводилось к описанию: «Оттуда открывается обалденный вид на горы». Мда, не самый точный адрес…

Я попытался объяснить крымской леди, что при таких исходных данных поиски ее мужа могут затянуться лет этак на триста. Тогда она вспомнила, что у него же авиабилет назад на Украину с фиксированной датой. Иными словами, поменять этот билет он не может, а может только потерять его. О, это уже кое-что!

Оксана выслала мне номер рейса, на котором ее муженек должен вернуться из Страны улыбок в Страну сала. Я попросил также его фотографию. Из своего опыта я знаю, что тайские подружки обычно приезжают проводить «своих» фарангов в аэропорт. Логика проста: почти наверняка те отдадут им оставшиеся и больше уже не нужные баты.

☆☆☆

В аэропорт я приехал за четыре часа до вылета самолета украинских авиалиний. Купил себе мерзкий кофе в бумажной чашке и слонялся с ним по зданию. Степан появился за полтора часа до окончания регистрации. Он толкал перед собой тележку с чемоданом и парой десятков тубусов — очевидно, в них хранилась его мазня.

Но не это меня интересовало. У гарного хлопца на локте практически висела мисс мира. Нет, Мисс Солнечная система или даже Мисс Галактика. Нет-нет, Мисс Вселенная — однозначно! Просто сногсшибательная красавица. Тайка, разумеется. И уж точно не его законная супруга.

Впрочем, надо отметить, что и сам Степан выглядел неплохо — тридцати с небольшим лет, поджарый, с длинными светлыми волосами, стянутыми сзади в конский хвостик. В общем, вряд ли он испытывал недостаток в женском обществе в Таиланде.

Но девушка… О!.. Двадцать с копейками лет. Черные волосы до попы. Гладкая белая кожа. Великолепная фигура. И губы, которые буквально умоляют поцеловать их. Я жал и жал на кнопку «Пуск» на моем фотоаппарате.

Она поцеловала его в щеку. Он обнял ее двумя руками за талию, а затем они целовались уже без стеснения. Все было заснято благодаря моему телеобъективу.

Мне часто приходилось следить за тайскими девушками по поручению их европейских любовников. Как правило, это неинтересные случаи. Какая-нибудь страшная девчонка из соседнего бара может показаться красавицей — но только для новичка в Таиланде. Я-то здесь живу. И на таких страшилищ я бы не посмотрел даже за миску риса в голодный год.

Но тут был совсем другой случай. Эта девушка была просто суперкрасавица. Я даже решил, что после того, как Степан улетит, мне стоит совершенно случайно столкнуться с ней и попробовать познакомиться…

Так. Стоп, я же профессионал. Я же должен делать фотографии, а не представлять себе ее неглиже и декольте.

Степан с тайкой присели в баре на первом этаже аэропорта. Еще пара кадров, как они обнимаются и целуются. Затем они проследовали к пограничному контролю. Опаньки, я был прав — как всегда. Степан достал из бумажника пачку тайских банкнот и отдал их все девушке.

Тайка устроила отличное представление, почти что Большой театр. Она хлюпала носом, вытирала слезы с глаз, снова и снова целовала Степана… Однако деньги она забрала. А когда тот прошел иммиграционный контроль, она бодрым шагом направилась к стоянке такси. Много-много взглядов сопровождали ее сногсшибательную походку, и мой в том числе…

☆☆☆

Добравшись домой, я быстренько настрочил отчет. Добавил к нему фотки из аэропорта и отослал все Оксане. Элементарное дело и легкие деньги.

Я мог в красках представить себе картину, которая обрушилась на голову незадачливого художника по прибытию в родную Ялту. Тайские женщины своим неверным мужьям отрезают член. В деревнях они скармливают его уткам или курицам — чтобы врачи не смогли пришить назад. А в городах вместо уток используют блендер — достижения современной цивилизации на службе традиционной морали!

Я сильно сомневался, что Оксана додумается до столь радикальных мер, но был уверен, что Степану в любом случае не понравится возвращение домой.

☆☆☆

Пару дней спустя я получил емейл от мужа, от Степана. Наверное, там очередная порция оскорблений и претензий — подумал я, однако письмо открыл. Ого! Это было очень вежливое послание, в начале которого говорилось о моем профессионализме. А еще Степан благодарил меня, что я разрешил его проблему. Оказывается, он уже давно хотел развестись с нелюбимой женой, но все как-то духу не хватало. А тут вот подоспел такой замечательный аргумент как мое расследование.

Теперь же Степан хочет бросить не только жену, но и не менее опостылевшую ему Украину и переехать жить в Таиланд. Он написал, что хочет начать новую жизнь с Сом — той самой девушкой, с которой я сфотографировал его тогда в аэропорту!

Поначалу я не поверил и решил, что это какой-то розыгрыш. Однако Степан был настроен серьезно. Он просто закидывал меня письмами по электронной почте.

Его ненаглядная Сом был танцовщицей из известного гоу-гоу бара Champion на Волкин-стрит в Паттайе (кстати, не самый плохой бар: разливной «Чанг» там всего по 45 батов, а девочки действительно красивые и танцуют без трусов). Степан договорился с Сом, что она прекращает работу в баре и будет ждать его возвращения из далекой Украины, где по улицам ходят медведи в ушанках, пьют горилку из горла и закусывают салом.

За это он пообещал высылать ей ежемесячное содержание — 15 тысяч батов. Но Степан хотел быть уверен, что его новая любовь не изменяет ему — вот почему он обратился ко мне.

Я не стал дискутировать с хлопцем, а просто объяснил ему, на какой счет он должен выслать мой аванс. Фотографии Сом мне были не нужны, но вот ее полное тайское имя и дату рождения я у Степана попросил.

☆☆☆

Еще через два дня от Степана пришли деньги и емейл с небольшим досье на Сом. Она жила в апартаментах Johnnie’s, буквально в одном квартале от Волкин-стрит. Я прекрасно знал это место. По утрам Сом посещала курсы английского на Центральной улице. Кроме того, изредка она наведывалась в Бангкок к своей матери, которая жила там со стариком-немцем.

Все бы ничего, но 15 тысяч сразу прозвучали для меня как сирена пожарной тревоги. Самая обычная барная девочка может зарабатывать в месяц в три-четыре раза больше — просто танцуя вокруг блестящего шеста и полируя «шесты» клиентов. Настоящая профессионалка, работающая с японскими клиентами, может зарабатывать в месяц шестизначные суммы.

Кстати, знаете, почему японцы — самые любимые клиенты у таек и почему их называют «четыре на четыре»? Четыре сантиметра, четыре секунды, четыре тысячи батов и четыре сотни чаевых.

Сом была реальной красавицей, и я просто не мог поверить, чтобы такая девушка стала бы сидеть дома из-за жалких 15 тысяч батов. Да только ее квартира стоит не меньше 10 тысяч в месяц. Добавим сюда счета за мобильник, за одежду, за косметику — да и просто есть и пить надо в конце концов! В общем, очередная история из телепередачи «Очевидное- Невероятное» — так охарактеризовал ситуацию мой русский приятель Алекс.

Но Степан был уверен в Сом. По его словам, она писала ему емейлы почти каждый день и всегда отвечала на его звонки по мобильному. Что ж, я начал следить за девушкой.

☆☆☆

Это было несложно. У Сом не было машины или мото-байка. Она передвигалась, в основном, на мототакси. По утрам она действительно ездила на свои курсы английского, а днем обычно сидела дома — наверное, смотрела сериалы. Вечером она выходила поесть вместе с подружками в ближайшую тайскую кафешку. Чаще всего именно Сом платила за всех по счету.

Я много раз видел, как Сом отвечала по разным мобильным телефонам. Несколько мобильников — это очень плохой знак. Как правило, это означает, что у девушки есть несколько бойфрендов или спонсоров. Но Сом не ходила в бары и даже не приближалась к Волкин-стрит. Однажды на выходные она поехала в Бангкок, но провела там все время вместе со своей матерью.

Я ни разу не видел Сом вместе с каким-либо парнем, тайцем или фарангом. Но ее образ жизни однозначно стоил куда выше 15 тысяч, которые она получала из Страны сала и горилки.

Так я и написал Степану. Она ни с кем не встречается, но живет явно не по средствам. В общем, если он хочет быть точно уверен, что у девочки нет других заграничных спонсоров, то нужно проверить ее банковский счет.

Для начала я могу попробовать сделать это в ближайшем отделении ее банка, охмурив операционистку. Ну а если не выйдет, то придется раскошеливаться на несколько десятков тысяч батов, чтобы дать взятку уполномоченному клерку в центральном офисе банка.

Конечно, клиент выбрал более дешевый вариант. Он перевел мне гонорар еще за один день работы и сообщил номер счета Сом.

Я пришел в отделение нужного банка, расположенное в Central Festival — самом туристическом месте Паттайи. После Волкин-стрит, конечно, но там специализируются больше по отъему денег, чем по приему или переводу.

Девушке-клерку в банке я рассказал душещипательную историю о том, что, мол, перевел деньги на счет своей тайской подружки, а она говорит, что до сих пор не получила их. Кассирша вежливо объяснила мне то, что я и сам знал: чтобы получить полную информацию, я должен обратиться в то отделение, где открыт счет Сом, а она мне может сказать только общий баланс. Девушка вывела его на экран своего компьютера и показала мне. Два миллиона батов с лишним!

Я сглотнул слюну от зависти — в лучшие месяцы у меня получается зарабатывать от силы сто тысяч — и радостно улыбнулся кассирше:

— Отлично. Очевидно, платеж уже прошел — и добавил — Мы строим дом в деревне.

☆☆☆

Я позвонил Степану и рассказал ему про финансовое состояние Сом. Даже если бы она двадцать лет работала танцовщицей в гоу-гоу баре, она и то не смогла бы скопить такую сумму. Совершенно очевидно, что у нее есть щедрый спонсор, и не один. Так или иначе, она явно не зависит от тех пятнадцати тысяч, что высылал ей Степан.

— Но вы же ни разу не видели ее с другим парнем? — голос Степана был напряжен и холоден. Но одновременно в нем звучала надежда. Я слышал это тысячи раз, год за годом. Надежда в голосе мужика, который старается убедить себя, что его подружка верна ему. Несмотря на кучу очевидных доказательств. Самовнушение — великая вещь.

Я не понимаю, что происходит с этими мужчинами. Наверное, прилетая в Таиланд, они сдают свои мозги в камеру хранения в аэропорту. На все время отпуска. И далее…

Я прекрасно понимаю барных девочек. Они зарабатывают деньги. И этим все сказано. Они не танцуют в барах вокруг шеста и не спят с мужчинами, которые в два раза старше и в три раза тяжелее их, из любви к искусству. Просто такая вот у них работа.

Но парни, которые влюбляются в них — с ними-то что происходит? Мужчины, которые утверждают, что их девочка из бара — особенная. Что на самом деле она белая и пушистая, то есть честная и хорошая. Вот никак я этих парней понять не могу…

— Нет, я ни разу не видел ее с другим мужчиной.

Это было чистой правдой, но это было просто смешно. Очевидно, у Сом была целая сеть иностранных спонсоров, которые высылали ей ежемесячное «содержание». Именно так она и сколотила свое двухмиллионное состояние. Это выглядело, как своеобразный таймшер: фаранг платит ей каждый месяц весь год, но лишь изредка приезжает в Таиланд, чтобы развлечься с ней. В это время Сом будет полностью его. Она будет дарить ему любовь, нежность и ласку, она реализует все его фантазии. Ну и что, что по очереди.

— Понятно — Степан помолчал. — Что ж, будем истолковывать сомнения в пользу подозреваемого. Спасибо за работу, но я все же продолжу думать, что Сом верна мне.

Я пожелал крымскому хлопцу всего наилучшего и повесил трубку.

☆☆☆

Что ж, я сделал свою работу и провел расследование. Я высказал свои выводы клиенту, но тот предпочел верить не им, а своим фантазиям. Его право: клиент всегда прав, даже когда он не прав.

Я открыл бутылочку старого доброго «Санг Сома». Уверен, что когда Степан в следующий раз прилетит в Таиланд, Сом устроит ему самый что ни на есть горячий прием. Разумеется, если в то же время не приедет более богатый и щедрый спонсор.

Подняв бутылку, я мысленно чокнулся с парнем из далекой Украины. Парнем, который еще не знает, что от него уже отрезают ножку на холодец, как от того поросенка из знаменитого анекдота.

 

https://thaiportal.ru/zapiski-tayskogo-detektiva-ukrainskoe-delo/

Создание сайтов в Ростове-на-Дону, продвижение сайтов в Ростове-на-Дону
Создание и продвижение сайтов в Ростове-на-Дону WEB-студия Rostov-Design
Rambler's Top100