Частный детектив в Ростове-на-Дону, Ростовской области и Южном федеральном округе, Тайланде, Сингапуре, Гонконге, Лаосе, Камбодже, Вьетнаме, Китае, Малайзии, Японии
Вы здесь: Рассказы о работе детектива » Преподобный жулик
Воскресенье, 31 Май 2020

Преподобный жулик

E-mail Печать PDF
Глава из книги Уоррена Олсона Записки тайского детектива
Мадам Быа была милой женщиной из тайского среднего класса, которая постоянно вытирала шелковым платком слезы, пока рассказывала мне свою историю. Она была моим первым настоящим клиентом. К тому времени я уже провел несколько расследований по поводу барных девочек по заказу своих знакомых, но Быа Мен была первым клиентом со стороны. Она нашла меня по моему первому и единственному рекламному объявлению, которое я дал в туристический журнал, распространявшийся по крупным гостиницам Бангкока.
Я был крайне удивлен, когда ко мне обратилась тайка. Я предполагал, что любой таец предпочтет иметь дело с тайским частным детективом. Но когда мадам Быа рассказала мне свою историю — мы встретились в кафе Kentucky Fried Chicken рядом с ее домом — я понял, почему ей нужен был детектив-фаранг.
С собой у Быа был тот самый журнал, в который я давал рекламу. Но только другой номер, на год более старый. Там была статья о брачном агентстве с фотографией, на которой человек в религиозной одежде проводил венчание фаранга лет пятидесяти и молодой тайки.
Пока я читал статью, Быа тихонько всхлипывала и постоянно промокала платком глаза. На шее у нее был маленький золотой крестик. Это очень необычно для тайца — быть христианином. Девяносто пять процентов тайцев — буддисты, еще несколько процентов — мусульмане, а христиан совсем мало.
Человеком на фотографии был преподобный отец Маркус Эмитаж, он был основателем Канадско-Тайского Христианского Брачного Агентства, которое занималось тем, что подыскивало для молодых таек возрастных канадцев. Или наоборот.
Между всхлипываниями Быа объяснила, что она работает на этот журнал. Одна ее подруга, жена богатого политика, вложила деньги в данное издательское предприятие, а сама Быа делала там большую часть работу. Она продавала рекламу, писала большинство статей и договаривалась о распространении журнала в отелях. Быа никогда не была замужем, она честно и много трудилась всю свою жизнь, откладывая все свободные деньги на банковский счет, чтобы обеспечить старость.
В Таиланде нет общегосударственной пенсионной системы. Каждый может рассчитывать только на себя. Обычно дети заботятся о пожилых родителях, но Быа была абсолютно одинока, так что она могла рассчитывать только на свои сбережения. Она трудилась без выходных и откладывала каждый бат, поэтому рассчитывала к старости купить маленький домик в ее родной провинции Петчабун и проводить свои дни в молитвах и вышивании. Но преподобный отец Эмитаж разрушил все ее планы.
☆☆☆
Эмитаж познакомился с Быа в офисе журнала. Он предложил заплатить за рекламу на половину страницы, а Быа согласилась в ответ написать статью о его брачном агентстве.
Священник был очень обходителен, и он совершенно очаровал Быа. Он мог целыми страницами цитировать Библию. Он пригласил ее на ужин и послал ей букет цветов, когда вышел номер журнала с его рекламой. На ее день рождения он подарил ей Библию в кожаном переплете.
Вытирая слезы, Быа рассказала мне, что фактически влюбилась в сладкоречивого канадца. «Нет-нет, вы не подумайте, не было ничего физического, даже никаких поцелуев в щечку!» — поспешила заверить меня тайка. Он был настоящим джентльменом, и она рассказывала ему все о своей жизни. О нищем детстве на ферме в Исане, о молодом человеке, которого она любила и который погиб в автокатастрофе, когда ей было всего двадцать один. И о том, что она сумела накопить уже достаточно денег на маленький домик в провинции…
Однажды за обедом в известном бангкокском сифудном ресторане преподобный Эмитаж рассказал Быа о своих планах начать новый бизнес. Его брачное агентство работает хорошо, заверил он, но теперь он хочет открыть еще и цветочный бизнес. Он планировал экспортировать цветы, в особенности, орхидеи в церкви в Канаде для проведения свадеб и похорон.
Есть вот только одна проблема — весь его капитал вложен в брачное агентство и его дом в Канаде. Вот если б только ему удалось найти партнера, чтобы тот инвестировал в новую компанию! А уж с его связями в канадских церквях цветочный бизнес просто обречен на успех.
Быа заглотила наживку. Она предложила отцу Эмитажу вложить свои накопления в его новый бизнес.
Разумеется, вначале тот отказался. Он, дескать, не хочет ставить под угрозу их дружбу совместным бизнесом. Но тайка настаивала. Она доверяла человеку в сутане. К тому же, выгодный цветочный бизнес казался ей хорошим способом обеспечить безбедную старость.
В конце концов, преподобный позволил Быа уговорить себя. Они вместе пошли в банк, где она сняла со счета все свои сбережения. Взамен Эмитаж дал ей серьезного вида документ, из которого следовало, что Быа стала партнером в Тайско-Канадской Христианской Цветочной Компании и что ей полагается 50% от чистой прибыли.
☆☆☆
Само собой, никакой прибыли не было. Поначалу было много извинений и объяснений. Были проблемы с получением всех необходимых разрешений, с визами, с поставщиками. Затем мобильный телефон преподобного оказался постоянно выключенным.
Быа поехала в офис брачного агентства в высотке на сои Асок. Единственным сотрудником, которого она там застала, была молодая секретарша, которой задолжали зарплату уже за два месяца. И никаких следов отца Эмитажа.
В этот момент своего рассказа, Быа уронила голову на стол и разрыдалась в голос. С соседних столиков на меня стали бросать сердитые взгляды — мол, какого черта этот фаранг обижает милую тайку средних лет? Я похлопал ее по плечу и пообещал сделать все, что в моих силах.
«Простите меня, мне так жаль» — продолжала всхлипывать Быа — «Но теперь у меня ничего нет. Этот мерзкий негодяй забрал все деньги, которые у меня были».
Секретарша рассказала ей, что аренда за офис не заплачена и что электричество и телефон тоже скоро отключат. У нее был домашний адрес Эмитажа, но телефон там не отвечал. Быа поехала домой к преподобному на сои 39 и нашла там только хозяйку квартиры. Никаких личных вещей Эмитажа не было, а он сам должен был арендную плату за жилье за месяц.
Быа разрыдалась в объятиях квартирной хозяйки. Та посоветовала ей пойти в полицию. Но полицейские сказали, что они ничего сделать не могут: Эмитаж не нарушил никакого закона.
У Быа начались сердечные боли и нервный тик, и ей пришлось взять недельный отпуск. Дома она случайно нашла в одном из номеров журнала мое рекламное объявление. И вот теперь мы сидели в KFC, и она объясняла мне, что я ее последняя надежда. И что у нее нет денег, чтобы заплатить мне. У нее вообще больше нет денег. Ноль. Зеро.
Как я уже говорил, Быа была моим первым настоящим клиентом. И мне было действительно жаль ее. Поэтому я согласился работать на нее за вознаграждение в размере десяти процентов от той суммы, что я сумею вернуть ей. Если бы я нашел преподобного жулика Эмитажа, я бы мог заработать около 40 тысяч батов, что не так уж и мало.
☆☆☆
Первым делом я направился в офис брачного агентства. Секретарша еще была там, но уже паковала свои личные вещи в картонную коробку. Ее звали Нит, и она выглядела как типичная недавняя выпускница какого-нибудь тайского университета. Таким выпускникам платят обычно не больше десяти тысяч батов в месяц, и за этим деньги они готовы вкалывать с утра до ночи. Священник пообещал Нит зарплату в 20 тысяч, но заплатил ее только дважды.
У девушки не было никаких идей, где искать ее бывшего босса. Зато у нее были собственные проблемы — на этой неделе ей надо было заплатить за жилье. Ее единственной надеждой было найти новую работу за несколько дней, но сделать это в Бангкоке, переполненном вчерашними университетскими выпускниками, крайне непросто.
Я пообещал Нит, что сделаю, что смогу, чтобы Эмитаж выплатил ей задолженность по зарплате, и она разрешила мне порыться в офисе. Ничего интересного в столах я не нашел, но на одном из них стоял старенький компьютер. Он был под паролем, но Нит знала его. Я залез в почтовую программу и извлек список всех его контактов.
В нем были два человека с фамилией Эмитаж — очевидно, родственники. Нит подтвердила, что это его братья. Один жил в Монреале, а другой в Сингапуре.
Кроме того, Нит рассказала мне, что ее преподобный босс имел подружку родом из провинции Удонтани, но она не знала ее имени. Судя по описанию — высокая, длинноногая, с длинными волосами и татуировкой скорпиона на плече — было очевидно, что или отец Эмитаж спасал падших женщин, или попал под любовные чары девочки из бара.
☆☆☆
Затем я отправился в канадское посольство, но там явно были не в настроении помогать мне. Со всем своим красноречием я объяснил, что Эмитаж оставил без копейки уважаемую тайскую женщину. Но молодой канадец по ту сторону бронированного стекла только пожал плечами и сказал, что они не дают никакой информации посторонним лицам.
Я зашел в интернет-кафе и написал письма обоим братьям преподобного, где во всех подробностях рассказал о его делишках. Я знал, что оба брата получили мои емейлы, но никто из них мне не ответил. В те времена у меня не было офиса, я работал из дома, а для электронной почты использовал интернет-кафе. Следующие два дня я заскакивал в них каждые несколько часов, но ответов от братьев Эмитаж не было.
Единственный человек, который продолжал постоянно выходить на связь со мной, была Быа которая медленно, но верно приходила в отчаяние. Я пытался успокоить ее, но я и сам понимал, что раскрыть это дело будет совсем нелегко.
У меня не было ни малейшей идеи, где искать преподобного Эмитажа. Но даже если бы я его нашел, я ведь был всего лишь частным детективом. Чтобы заставить его вернуть деньги Быа, мне нужна была помощь полиции, а это было легче сказать, чем сделать.
Полицейские управления в Таиланде действуют довольно независимо друг от друга. Так как деньги были украдены в Бангкоке, то я должен был обратиться в управление на сои Тонгло. Но Маркус Эмитаж, судя по всему, покинул столицу, а в этом случае копы с Тонгло не отправятся разыскивать его по стране.
В то же время если бы где-нибудь в провинции тамошние полицейские задержали бы Эмитажа за какое-нибудь-другое преступление, то они не стали бы отправлять его в Бангкок.
В общем, для успеха мне был нужен ордер на арест Эмитажа. А для этого был нужен судья. И тут мне наконец повезло.
☆☆☆
Быа становилась все более нервной, и чтобы как-то успокоить тайку, я пригласил ее на чашку кофе. Я был в шоке, когда увидел ее — за неполную неделю она постарела на десять лет! Ее волосы поседели, а руки тряслись.
Когда я объяснил всю ситуацию Быа, она сказала, что один из владельцев журнала приходится близким родственником одному из членов Верховного суда. Ура!
Любое дело в Таиланде зависит от того, с кем ты знаком и кто твои родственники. Я был иностранцем, и у меня подобных связей не было, а вот у Быа, как оказалось, были.
Я взял тайку с собой в полицейское управление на сои Тонгло, где она подала официальную жалобу. Также она пообещала полицейским небольшую долю от возвращенных денег — вот так все и делается в Таиланде.
С копией жалобы Быа вместе во своим боссом отправилась к его родственнику-судье, который не мешкая выписал ордер на арест Маркуса Эмитажа.
Теперь мне оставалось только найти священника. Я вспомнил, что секретарша Нит говорила, что у Эмитажа была подружка из Удонтани. Вполне возможно, что он направился именно в эту провинцию. Каждые три месяца он должен выезжать за границу, чтобы обновлять свою тайскую визу, а из Удонтани это легче всего делать в Лаосе, отправляясь туда через пограничный переход в городке Нонгкхай на берегу Меконга.
Я взял билет на ночной поезд в Нонгкхай, а затем мотобайк до Моста дружбы, где и находится пограничный переход в Лаос. По пути я заехал в супермаркет, где купил две бутылки универсальной валюты — Johnnie Walker Black Label.
Мой тайский был достаточно хорош, чтобы уговорить дежурного офицера пропустить меня прямо к начальнику. Первым делом я отдал тому виски и копию ордера на арест, а потом объяснил суть происходящего. Я рассказал ему всю печальную историю Быа, жизнь которой разрушил подлец Эмитаж, и объяснил, почему я считаю, что тот время от времени проезжает именно через этот пограничный пункт. Я добавил, что у Быа есть неплохие связи в Верховном суде и что она готова выделить в качестве вознаграждения часть возвращенных средств. Это было все, что я мог сделать. После этого я сел на следующий поезд, вернулся в Бангкок и стал ждать.
Быа продолжала звонить мне, но я объяснил ей, что теперь дело находится в руках иммиграционной полиции Нонгкхая. Она пообещала молиться за мое благополучие и за то, чтобы Эмитажа поскорее арестовали.
☆☆☆
Бизнес частного детектива сплошь и рядом состоит из ожидания. Ты должен ждать клиентов, ты проводишь часы, а иногда дни, ожидая «объект» у какого-нибудь здания, ты ждешь в аэропортах, в вестибюлях отелей, в кафе… А потом ты ждешь, когда тебе заплатят. Чтобы быть частным детективом, нужно иметь терпение святого, а я никогда не был особенно терпеливым парнем.
Первый раз я попал в Таиланд в конце восьмидесятых. Родился я в Кембридже, в маленьком городке в Новой Зеландии, где выращивают знаменитых на всю страну скаковых лошадей. Почти все пятитысячное население города так или иначе связано с лошадьми, так что неудивительно, что я стал тренером.
Положа руку на сердце, я не всегда строго следовал правилам и законам — это качество, кстати, потом мне здорово помогло, когда я стал частным детективом. Если лошади нужно было сделать укол, который находился на грани правил, но зато давал хорошие шансы на победу на скачках, то я делал его. Я был тренером у нескольких азиатских владельцев лошадей, а для них победа была важнее всего. Если бы их лошади не побеждали со мной, они бы наняли другого тренера. Не подумайте, что я оправдываюсь, я просто рассказываю вам, как обстояло дело.
Но постепенно поползли слухи, что «мои» лошади побеждают слишком часто. Начались проверки и тесты. В общем, я понял, что пора сменить обстановку.
Один из моих азиатских клиентов рассказал мне, что как раз собирается навестить свою миа нои (дословно «младшую жену») в Таиланде и предложил мне поехать с ним. Мы прилетели в Бангкок, и у меня раскрылись глаза. Пока мой клиент развлекался со своей любовницей, я проводил время в гоу-гоу барах и массажных салонах. После почти сорока лет в Новой Зеландии и Австралии я чувствовал себя ребенком, попавшим в конфетную лавку.
В коротких промежутках между красотками и барами я решил присмотреться к местной индустрии скачек. Мой клиент взял меня с собой на громадную конюшню в Сираче (это город рядом с Паттайей, чуть ближе к Бангкоку по побережью), принадлежавшей одному богатому тайцу, который — вот совпадение! — в молодости учился в университете в Новой Зеландии.
Он любил лошадей, но проводил слишком много времени, возводя небоскребы и торговые центры. А на конюшне у него было несколько действительно превосходных лошадок. Практически в тот же день он предложил мне работу, и я немедленно переехал в Таиланд.
Всю неделю я тренировал лошадей в Сираче, затем мы ехали в Бангкок на скачки, которые проводились по воскресеньям. По понедельникам — мой законный выходной — я оставался в столице, в Grace Hotel, где вовсю развлекался с девочками. Проводя так много времени с жокеями и сотрудницами баров, большинство из которых толком не говорили по-английски, я стал быстро учить тайский. Так сказать, учил по губам.
Лошади моего клиента были в целом хороши, но все же это были типично тайские экземпляры, которых всего несколько поколений отделяло от монгольских пони. Этим животным было далеко до тех чистокровных скаковых лошадей, которых я тренировал в Новой Зеландии.
Однако просто так ввезти хорошую лошадь из-за границы в Таиланд нельзя — к участию в скачках допускались только рожденные на территории страны. Но я быстро придумал обходной маневр — мы привезли отличную беременную лошадь, и я начал тренировать ее жеребенка. Это была настоящая красавица, и на своих первых скачках она произвела фурор и сразу стала фаворитом.
Затем, по типичной тайской традиции, случилось несчастье. Геккон, маленькая ящерица, любящая лазить по стенам и потолкам зданий, упала на голову нашему жокею. Тайцы считают это очень плохой приметой — вроде разбитого зеркала у нас. Жокей поспешил в ближайший буддийский храм, чтобы получить благословение монахов, но упал с мотоцикла на обратном пути. Его ранения были незначительны, и он все еще мог управлять лошадью. Однако на первых же скачках он неудачно направил нашу фаворитку прямо в другую лошадь. При падении наша лошадка сломала колено. Вылечить ее было невозможно, оставалось только усыпить.
Само собой, что все друзья, родственники и знакомые моего клиента стали ехидно говорить ему, что мол, у тебя такой дорогой тренер-фаранг, а лошади у тебя гибнут. Это была грандиозная потеря лица, и клиенту не оставалось ничего иного, как уволить меня.
К тому моменту я уже успел сильно привыкнуть к тайской ночной жизни, и возвращаться в унылую Новую Зеландию у меня не было ни малейшего желания. Я решил использовать свое хорошее знание тайского, и в результате нашел работу менеджера гостиницы в Сурине, большом городе на северо-востоке страны, недалеко от Камбоджи. В основном, я учил персонал английскому, обновлял буклеты и меню и занимался маркетингом отеля.
Это был не отель, а настоящий монстр, самый большой во всем Исане — более 600 номеров, громадный танцевальный зал, ночной клуб, караоке, три ресторана и два больших конференц-зала, в которых проводились все официальные мероприятия местных властей и полиции. А еще там был массажный салон, где работало более восьмидесяти прелестниц. Забудьте о конфетной лавке — теперь я был ребенком на кондитерской фабрике!
Работая в Сурине, я заодно выучил кхмерский язык — в провинциях вдоль границы с Камбоджей, то есть Сурине, Бурираме и Сисакете очень многие говорят по-кхмерски. Это мне заметно помогло потом в работе частным детективом, потому что довольно большой процент барных девочек приезжает в Бангкок именно из этих провинций, и всегда полезно понимать, что они говорят между собой.
Ну а затем, опять по тайской традиции, случилась катастрофа. Владельцем отеля была широко известная в Исане мафиозная семья. С помощью местного полицейского начальника (у которого был персональный люкс в нашем отеле) они стали завозить к нам проституток из России. В те времена высокие блондинки были диковинным чудом в Исане, и клиенты часами стояли в очереди к ним. Шот-тайм с русской девочкой стоил 3000 батов, и деньги текли рекой.
Мои начальники планировали завезти еще девочек из России и продавать их в другие исанские города, но неожиданно двое членов этой мафиозной семьи влюбились в одну и ту же русскую. Один был старый, другой молодой, но оба были богаты и занимали видное положение в семье. Никто не хотел уступать.
В результате молодой убил старшего конкурента прямо в отеле, на глазах у десятков посторонних. У полиции не было шансов замять дело. Семья продала отель и уехала в Калифорнию, где у них уже была куча дорогой недвижимости. А я опять оказался без работы.
Вернувшись в Бангкок, я поселился в дешевом отельчике на сои 8 и стал размышлять. Я не хотел больше работать с лошадьми. И я был сыт по горло гостиничным бизнесом.
К тому времени я хорошо говорил по-тайски и по-кхмерски и неплохо разбирался во всем, что связано с ночной жизнью и барными девочками. Идея управлять баром мне не нравилась. Зато несколько моих знакомых туристов попросили меня проверить их временных подруг. И тогда я решил организовать частное детективное агентство. Я решил, что буду зарабатывать на том, что умею делать лучше всего: шляться по девкам и пить Jack Daniel’s.
Когда я основывал свое агентство, мне и в голову не могло прийти, что моим первым клиентом станет тайка-христианка, у которой и в мыслях не могло быть даже пройти мимо гоу-гоу бара, а не то, что зайти в него! Но я твердо решил приложить все усилия для нее. Однако проблема состояла в том, что теперь я мог только ждать. И ждать…
☆☆☆
Прошел месяц, и мне наконец позвонили из полицейского управления на Тонгло — Маркуса Эмитажа задержали в Нонгкхае, и они теперь отправляют за ним машину, чтобы привезти его в Бангкок.
Я сообщил хорошие новости Быа, а затем пошел в ближайшее интернет-кафе. Я написал обоим братьям Маркуса, что тот арестован и что его ожидает серьезный срок, добавив несколько деталей об условиях содержания в тайских тюрьмах. Если вы спросите, то честно скажу, что мне самому приходилось там побывать, так что я не понаслышке знал, о чем рассказывал. Я объяснил братьям, что единственный шанс спасти Маркуса — это немедленно выплатить деньги, которые он украл.
Уже на следующий день Эмитаж был в клетке в полицейском управлении на сои Тонгло. Я зашел к нему и взглянул на него. Он совсем не выглядел, как священник. На нем были выцветшие голубые джинсы, футболка с рекламой пива Chang и бейсболка. А еще на его ногах были кандалы.
Эмитаж жаловался всем подряд, что он сообщит в канадское посольство о таком возмутительном произволе, что он гражданин Канады и никто не имеет права так с ним обращаться. Он только зря тратил время — три парня, с которыми он делил камеру предварительного заключения и подавляющее большинство офицеров полиции по-английски не понимали. А если бы они даже и поняли его, то им все равно было бы на него наплевать.
Эмитаж был фарангом, а тайская правоохранительная система не делает никаких поблажек иностранцам. Презумпции невиновности в Таиланде тоже не существует. Эмитажу пришлось бы провести в камере все время, пока разбиралось бы его дело. Почти наверняка его признали бы виновным и присудили бы года три-четыре тюрьмы.
Когда Эмитаж увидел меня, он вначале решил, что я из канадского посольства, но услышав мой новозеландский акцент, он тут же замкнулся и сказал, что не будет говорить ни с кем, кроме своего адвоката.
Я рассказал Эмитажу, что Быа хорошо знакома с одним из судей Верховного суда и что во всем Таиланде нет ни одного адвоката, который мог бы вытащить его из камеры. А когда суд услышит, как он обманом выманил все сбережения у порядочной тайской женщины, его точно отправят в тюрьму на много лет. Тайские тюрьмы — это вам не шутка. Сорок-пятьдесят человек в одной камере, с ведром вместо туалета и горящей круглые сутки лампочкой. Узники спят вповалку прямо на бетонном полу, как шпроты в банке. Заразные болезни, отвратительно питание — немногие иностранцы могут долго протянуть в таких условиях. Эмитажу грозило долгое заключение, и я сказал ему, что вряд ли он проживет и несколько месяцев.
Существовал только один способ избежать тюрьмы — нужно было вернуть назад деньги, которые он украл. Причем немедленно. Пока он в полицейском участке. Сейчас можно заплатить полицейским и уговорить Быа забрать назад свою жалобу. После этого Эмитаж будет свободен.
Но если через день ему будет предъявлено официальное обвинение, то колеса судебной системы закрутятся, и остановить их будет невозможно. «Тебе решать» — сказал я Эмитажу.
Тот начал скулить, что денег у него нет, что он все потратил, что все его компании оказались убыточными, но я быстро прервал его стенания:
— Слушай, ты, ублюдок! Единственная причина, по которой я здесь — это мадам Быа, порядочная женщина, которую ты самым бессовестным образом ограбил. Я не хочу, чтобы она доживала свои годы в нищете, и только поэтому я сейчас разговариваю с тобой. Будь моя воля, ты бы сгнил в тюрьме, но это, к сожалению, не поможет Быа. Здешние полицейские дадут тебе телефон. Звони своим братьям, чтобы они летели сюда с наличными. И если ты соберешься звонить, то делай это сегодня. Потому что завтра тебе предъявят обвинение и отправят в настоящую тюрьму, а там тебя к телефону никто не подпустит.
Лицо Эмитажа вытянулось и побледнело — похоже, он понял, что я сказал.
☆☆☆
Эмитаж позвонил в тот же день. На следующее утро его брат из Сингапура привез деньги. Достаточную сумму, чтобы вернуть все средства Быа и чтобы вознаградить полицейских в Бангкоке и в Нонгкхае. Плюс, конечно же, мой гонорар.
Как только деньги были уплачены, атмосфера сразу поменялась. С Эмитажа сняли кандалы и даже предложили ему кофе с круассаном. Затем в черном «мерседесе» начальника полицейского участка его вместе с братом отвезли прямо в аэропорт. Там Эмитажу в паспорт был поставлен штамп «Въезд в Королевство Таиланд запрещен», после чего преподобный жулик и его брат улетели в Сингапур.
Мое первое дело, и сразу успех. Я заработал денег, я наказал негодяя и крупно помог доброй женщине. О чем еще может мечтать частный детектив?!
https://thaiportal.ru/zapiski-tayskogo-detektiva-prepodobnyiy-zhulik/
Создание сайтов в Ростове-на-Дону, продвижение сайтов в Ростове-на-Дону
Создание и продвижение сайтов в Ростове-на-Дону WEB-студия Rostov-Design
Rambler's Top100